Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Channel Catalog


Channel Description:

АРХИТЕКТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ - LiveJournal.com

older | 1 | .... | 247 | 248 | (Page 249) | 250 | 251 | .... | 296 | newer

    0 0

    1) Непривычно ощущать то, что пост о глубинке Брянской области пишу из Египта, куда я приехал на работу, где сейчас температура в среднем +37, на небе ни облачка, первый небольшой моросящий дождь, если повезёт, будет в ноябре только.
    Из Каира я расскажу вам о том, как 23 июня я прокатился по Погарскому району Брянской области вдоль территорий сельскохозяйственных угодий Дмитрия Медведева, посмотрел глухие деревни Баклань, Октябрьский и Юдиново, где до недавнего времени находилась одна из двух на всю область "немузеефицированных"мельниц, увы опоздал... её разобрали. Утешительным призом стала находка бывшего еврейского кладбища.
    DSC_0867.JPG
    Далее рассказ в моём журнале.

    0 0

    Оригинал взят у anton_p_maltsevв Чагода. д. Анисимово.

    Деревянная церковь во имя Св. Апостола и Евангелиста Иоанна Богослова, домовая, построена  в 1850 году на средства полковника Ивана Павловича Позена на месте ветхой деревянной часовни рядом с усадьбой.

    Уникальность храма заключается в том, что на территории России сооружений подобного рода (в комплексе с усадебным домом и службами) практически не сохранилось.

    Кроме того храм был и миссионерским, в котором к Православию приводились иудеи и лютеране.

    Захоронения трех представителей дворянского рода Позенов (в том числе и основателя – Ивана Павловича Позена, его сына – Александра Ивановича Позена и внука первого – Михаила Александровича Позена) находятся в юго-западном углу интерьера церкви.


    Церковь Иоанна Богослова закрыта для богослужения в 1932 году, а позднее была занята в разное время клубом, складом, спортзалом школы. Среди множества заброшенных и оскверненных Церковь Иоанна Богослова 1850 года постройки официально не является памятником архитектуры, однако бесспорно представляет историческую и культурную ценность, что признается епархиальной комиссией.

    Сохранением храма занялась община при финансировании  благотворительного фонда «Лепта» под руководством Екатерины Максимовой. В этом году мы приступили к производству реставрационных работ.

    Проектные работы в которые входили обмернные чертежи, маркировочные и проект реставрации были завершены в прошлом году. В марте был проведен подготовительный этап.

    Произведено снятие обшивки и разборка пристроенных в позднее время строений для маркировки всех деталей и конструкций церкви.

    В начале июня мы приступили к демонтажу кровельного метала.
    На нескольких листах метала с обратной стороны обнаружено клеймо производителя.

    Князь Львов С.Е. был владельцем фирмы «Пожевские заводы», в состав которой входили Пожевский железо-делательный, Елизавето-Пожевский прокатный и Лукьяновский чугуноплавильный заводы, приобретённые в 1900 году. Косвенно указывает на то, что кровля была переделана в период между 1900-1917гг.

    Стропильные кровельные конструкции выполнены частично с использованием вторичного материала. В частности дорожная крашеная доска часто встречается не только в качестве обрешётки под метал, но и в качестве прогонов, врезанных в стропила.


    След на срубе колокольни от примыкания более низкой первоначальной кровли указывает на факт переделки сохранившейся кровельной конструкции.

    В целом приемы опирания стропил на затяжки и изготовление самих стропил вполне типичны для начала XX века.

    Странным и ненадежным кажется прием стыковки затяжки по длине при помощи замка по типу «Голландский зуб». Не смотря на качественное исполнение деформации в этом узле неизбежны и применение цельной балки определенно улучшило бы конструкцию. По-видимому уже в то время возникали проблемы с нестандартными длинами бревен.

    Восстановление несохранившейся звонницы предстоит выполнить по следам от столбов. Обычно столбы яруса звона имеют опору значительно ниже верхней отметки сруба, благодаря чему обеспечивается устойчивость конструкции. Здесь же мы видим, что описание столбов производится непосредственно на последнее бревно сруба, что не способствует устойчивости. Возможно именно эта конструктивная особенность не способствовала сохранности звонницы до наших дней.

    Конструкция чердачного перекрытия выполнена в виде наката из досок  толщиной 60мм. по балкам. В них выбраны пазы в которые заводятся доски сплоченные между собой «в четверть». Поскольку храм был отапливаемым, то поверх наката выполнена засыпка из глины с песком.

    Сруб храма выполнен из лафета, бревен потесанных с двух сторон. Местами имеются следы пиления плоскости на пилораме, а местами следы протески топором.

    Толщина стен составляет 160мм. В качестве межвенцового утеплителя применен мох, а в местах установки оконных косяков встречается тонкий войлок.

    Теска производилась по технологиям XIX века тонкими и широкими топорами. О чем свидетельствуют характерные следы с засечками.

    Этот снимок демонстрирует отношение плотников к своей работе и те допуски, которые мастера того времени считали для себя приемлемыми. Мы видим, что угол лапы скололся в процессе работы и плотник, рубивший не стал исправлять, а причертил следующее, верхнее бревно к сколотому фрагменту лапы.

    Можно было, скажем, подрубить плоскость  лапы, убрав тем самым сколотый дефект, но по какой-то причине мастер этого не сделал. Правильная, и красивая, и одинаковая лапа - это скорее признак современного строительства, а в традиционном ремесленном плотницком подходе преобладает практичный подход. Стремление сделать угловые соединения одинаковыми не свидетельствует о качестве работ, скорее это мода. Если посмотреть на рубку более ранних зданий например 18 века, то мы увидим огромное разнообразие деталей и элементов конструкций где они вполне могли бы быть одинаковы. Скажем, два окна расположенных на одной стене рядом друг с другом, казалось бы должны иметь повторяющийся вид, но мастера выполнявшие эти окна имели каждый свой почерк и считали свою конструкцию более совершенной, чем у коллеги. И в результате мы можем наблюдать разные по толщине косяки, или на разной высоте врубленный подоконник и т. д. И нельзя говорить о том, что это брак или несовершенство, мы можем видеть (пока еще) какие прекрасные строения создавались по таким технологиям и с таким подходом. Это совершенно нормально для русской народной архитектуры. Поскольку до XIX  века плотники не работали с оцилиндрованным бревном, то строительные материалы не отличались одинаковостью отсюда, возможно проистекает разность в подходах при выполнении одних и тех же деталей. Возможно влияние и ментальности русских мастеров,  мягко говоря, не предрасположенных выполнять повторяющиеся операции.

    Применение нагелей - характерная особенность поздних сооружений.  В срубных конструкциях памятников  деревянного зодчества XVII-XVIII веков устойчивость стен обеспечивалась за счет размеров бревен и в целом массивности всего сооружения.  В XIX веке использовалась древесина более экономно, и по этому применение нагелей продиктовано стремлением облегчить конструкцию, обеспечив при этом необходимый запас прочности.

    Мы можем наблюдать как важно для мастеров было достичь плотности сопряжений. Некоторые нагеля для этого расклинивались, в некоторых случаях клин ставился рядом с нагелем.

    На одном бревне была обнаружена вот такая вставка, по видимому, исправляющая промашку при разметке и выборке паза под нагель.

    Рубка углов выполнена "в косую лапу с шипом и потемком". Не могу сказать, что данное определение можно где то найти в учебниках по терминологии плотницких работ, но думаю, наиболее подходяще именно такое название. Качество исполнения достойно восхищения. Такая подгонка более характерна для холодных зданиий, т.е. тех что без мха, но храм теплый и проблема утепления решается закладкой относительно небольшого количества мха. На кромках достигается максимальная плотность сопряжений и мха практически нет, а в местах поднутрения укладываетсяя более толстый слой.

    Но В 90% угловых соединений находились клинья, прижимавшие бревно с шипом к внутренней вертикальной стенке лапы. Разбирая сруб, мы каждый раз сталкивались с тем, что вынимаемое бревно нелегко поддавалось разъединению с нижележащим бревном и при разборке начинало подниматься вместе с ним.


    На алтарной апсиде используется оригинальная рубка углов с дополнительным заходом вертикальной плоскости лапы. Делается это во избежание появления сквозной щели в соединении. Хотя есть потайной шип в нижней части бревна, но поскольку он не доходит до паза, то возникает щель, от которой плотники решают избавиться таким вот приемом.

    В теплых храмах традиционно используется конструкция утепленного пола с так называемым «черным полом» в виде наката из бревен, и чистым полом из толстой и широкой доски.

    Из библиографических источников известно, что храм возведен на месте обветшавшей часовни.

    В конструкции черного пола накат выполнен из бревен, как принято говорить, «second hand». Можно предположить, что эти бревна от разобранной часовни. Встречаются следы от окон, протесанные плоскости «в лас» и следы чаш. Осторожно можно предположить, что часовня была также построена в XIX  веке и простояла относительно недолго.

    Метод переборки скоро будет утвержден принимаемыми ГОСТами, так же как и метод «лифтинг». Если проводить работы грамотно и последовательно, то утраты будут минимальными. Материально-техническая база и оплата наших работ не позволяет пока проводить эти работы на более высоком техническом уровне, что приводит к нежелательным потерям. Работа по урезанным сметам не способствует развитию реставрационной отрасли, но все еще надеюсь, со временем,  ситуация поменяется в лучшую сторону.

    Продолжение следует...



    [error: invalid lj-map tag]


    0 0

    Оригинал взят у m_a_d_m_a_xв Наследие. Соседовичи. Монастырь кармелитов. Взгляд с небес.

    напоминаю, там где это возможно, по клику смотрим большие картинки...



    Как начертано на табличке с историей санктуария, обитель ведет свой отсчет с 1589 года, когда Эразм Гербурт с Фельдштина, владелец этих земель - построил здесь деревянную часовню, а позже, в 1591 году каменный костел св. Анны и начал ходатайствовать о приглашении монахов.

    Дальше еще есть




    ну как то так =))

    0 0



    Информация в теме по ссылке
    (тема обновляется)


    0 0

    Оригинал взят у albinos76в Новосибирск. Доходный дом Верховой.

    Новосибирск улица Горького № 40.
    Двухэтажный дом является образцом городской застройки начала XX в. и относится к типу доходных городских домов. По историческим сведениям, земельный участок принадлежал Ефросинье Яковлевне Верховой. Главным продольным фасадом здание выходит на красную линию застройки ул. Горького (бывшей Тобизеновской).



    После окончания Гражданской войны и установления Советской власти недвижимость Е.Я. Верховой была национализирована, дом использовался под контору и жилье. В начале 1920-х гг. часть дома занимало Управление Уполномоченного Наркомата Труда по Сибири, а другая часть являлась жилой. В 1922 г. в этом доме проживал со своей семьей видный революционный деятель П.Е. Щетинкин.




    Памятник Архитектуры регионального значения.


    Мне почему-то кажется,что резные детали это новодел.


    Слишком хорошо выглядят для +100 лет.


    Но надо признать,что нынешние собственники здания очень аккуратно относятся к современным материалам и вписыванием этих материалов в канву дома.


    0 0

    Оригинал взят у the_morning_spbв Архитектор А. Парланд. Собор святых Космы и Дамиана в Сычёвке (Смоленская губерния).

    Большой кирпичный трёхпридельный собор с шатровой колокольней был построен в центре Сычёвки в 1898-1911 годах по проекту столичного архитектора Альфреда Александровича ПАРЛАНДА.

    Сычёвка в конце XIX века была важным уездным городом Смоленской губернии, по её названию именовался уезд – Сычёвский. Во времена строительства храма Сычёвка в экономическом отношении преуспевала: она была известна во всех областях России, прежде всего как производитель хлеба и высококачественного льна. В 1888 году через город была проложена железная дорога Вязьма-Ржев, что подстегнуло торговлю, которая до этого велась с помощью сплавных рек. Удобное географическое расположение Сычёвки между реками Вазузой и Лосминой обеспечило поселению, возникшему в XV веке, быстрое развитие и процветание. Уже в XVIII веке селу Указом императрицы ЕКАТЕРИНЫ II «был присвоен статус уездного города Смоленского наместничества» [1]. Водные пути позволяли вести торговлю с другими областями России и Европы: «По рекам Гжати, Вазузе, Волге, Тверце и др. товары (овёс, льняное семя, лён) направлялись к Петербургу и в г. Белый, из которого по рекам Обже и Западной Двине товары шли в Ригу» [2].

    Именно на торговле хлебом и льном сделали своё состояние местные купцы братья СИНЯГИНЫ. Их фирма по торговле льном и льняным семенем приносила доход в миллионы рублей и имела большое влияние на развитие этой отрасли не только в Сычёвке, но и в соседних городах – Вязьме, Зубцове, Гжатске и Ржеве. К заслугам фамилии Синягиных местные газеты относят и то, что «здешний лен, продававшийся прежде под названием «яропольскаго» (село в Зубцовском уезде Тверской губернии), теперь котируется за границею, с названием «сычевскаго» и это название введено уже даже в бюллетени биржи г. Дунди (Англии)» [3].

    17 июля 1895 года в Сычёвке умер один из представителей рода Синягиных, Иван Александрович, потомственный почётный гражданин, 1-й гильдии купец. Местный миллионер всю жизнь прожил холостяком и, не имея детей, дарил родному городу богатые подарки. Так, он за свой счёт выстроил каменные торговые ряды стоимостью около 40 тысяч рублей. Являясь церковным старостой, Иван Александрович в 1886 году «на устройство сторожки при Соборной церкви пожертвовал более 1000 рублей» [4]. Незадолго до смерти передал в собственность города богадельню для престарелых на 20 человек, названную «В память в Бозе почившаго Императора Александра III», «с землею на Никольской улице и 6000 руб., проценты с которых должны идти на страхование и ремонт означеннаго дома; затем по духовному завещанию И.А. Синягина, для той же богадельни, оставлен капитал в 25,000 рублей» [5]. За эти заслуги перед городом сычёвская Городская дума приняла на одном из своих собраний постановление «о разрешении поместить в зале городской думы портреты Синягиных» [6] (имелся в виду и отец, А.Н. Синягин, также жертвовавший городу большие денежные суммы).

    После смерти миллионера его капитал наследовали ближайшие родственники, которые занимались торговлей хлебом и льном по всему Поволжью, давно жили в столице и имели там собственные дома: Иван Кузьмич, Николай Кузьмич и Василий Кузьмич являлись владельцами домов № 62 и №19/68 по Николаевской ул.[7], а также им принадлежал дом № 68/19 по Ивановской ул. Московской части Санкт-Петербурга. Кроме того, Николай Кузьмич владел домами 6-й роты Правой стороны Нарвской части № 11-24-25, по Гарновской ул. № 24-11-14, по Дивенской ул. № 15[8]. Все братья являлись потомственными почётными гражданами и занимались меценатской деятельностью. Так, в 1904-1906 годах на деньги Синягиных в столице была построена клиника «накожных болезней», получившая название в честь умершего в возрасте 29 лет брата, Василия Кузьмича, и их сестры Александры [9]. Николай Кузьмич, который был младше брата на три года, очень переживал утрату. Его начали преследовать нервные расстройства, он отошёл от купеческих дел и занялся коллекционированием книг и художественной графики. Вскоре Н.К. Синягин создал уникальную библиотеку, которой не было равных в России. Она насчитывала «около двадцати тысяч названий книг и такое же количество гравюр, литографий и акварелей… Синягин обладал единственным собранием карикатур на Наполеона» [10].

    Практически одновременно с И.А. Синягиным умирает мать братьев, Анастасия Синягина. В 1887 году, выполняя завещание матери, Иван, Николай и Василий Кузьмичи передают в приход Соборной церкви в Сычёвке «Государственный непрерывно доходный 4 % билет в 500 рублей «на поминание ея» [11]. Следом уходит из жизни отец, Кузьма Синягин, который, завещая всё своё состояние детям, просит их построить собор в родном городе.

    Став обладателями огромного состояния и выполняя волю покойного, Иван и Николай Кузьмичи решили соорудить в удалённом от шумной столицы уголке России большой храм, и тем самым увековечить память родственников. Не случайно новый храм задумывался как посвящение святому Косме (Козьме, Кузьме) – ангелу-покровителю их отца.

    В небольшой по населению Сычёвке, где жизнь людей издавна протекала неспешно и отличалась патриархальной простотой, в то время уже существовало три церкви [12]. Синягины хотели, чтобы новый собор превышал все здания по высоте и непременно находился в центре города. Они обратились с просьбой о разрешении строительства к сычёвской Городской думе. Рассмотрев прошение, Городская дума напечатала в газете решение от 18-го февраля 1898 года, где «постановила благодарить Николая и Ивана Козьмичей Синягиных за выраженное ими желание построить в г. Сычевке церковь и поручить комиссии собрать сведения о ценности мест, которыя потребовалось бы приобрести для постройки церкви» [13]. Место было выделено довольно быстро, т. к. уже в июне того же года сам смоленский епископ приезжал в Сычёвку для освящения места, выбранного для возведения новой церкви: «Знаменательным должно признать и то, что Владыка благословил место для устроения 4-го храма в г. Сычевке. Этот храм хочет строить Петербургский купец Синягин... Слышно, что он хочет построить храм в 200,000 руб. Дай Бог» [14].



    К сожалению, не сохранилось документов, которые бы давали точный ответ, каким образом Синягины встретились с Парландом и заказали ему выполнить проект храма в Сычёвке. Но с большой долей уверенности можно сказать: миллионеры Синягины хотели построить действительно роскошный собор, и поэтому обратились к архитектору-строителю главного на тот момент собора России – храма Воскресения Христова Альфреду Александровичу Парланду. Не ограниченные в средствах Синягины желали выполнить задуманное как можно лучше, «вложить свои деньги» в памятник архитектуры, а не в уездную церквушку неименитого местного строителя (кстати, подобные сооружения иногда обрушались, не дойдя до финальной части строительства, водружения купола). Поэтому вполне естественно, что они заказали проект лучшему специалисту в области церковного зодчества.

    Из местных газет, которые освещали строительство крупного собора в Сычёвке, становится точно известно, что проект чертежей составил именно Парланд, т. к. в нескольких номерах «Смоленского вестника» прямо говорится: «Храм будет довольно больших размеров, очень красивой архитектуры (план церкви составлен известным архитектором г. Парландом)» [15]; «В воскресенье 5-го июня здесь должно состояться освящение новаго каменнаго храма, построеннаго по проекту профессора А.А. Парланда потомственными почетными гражданами Николаем и Иваном Козьмичами Синягиными» [16].

    Также известно и время составления проекта Альфредом Александровичем: чертежи были полностью готовы к июню 1901 года, т. к. Синягины к этому времени уже имели необходимую архитектурную документацию на руках и торопили власти города с официальным разрешением начать строительство. В областной газете, печатавшей в том числе и перечни постановлений сычёвской Городской думы, было напечатано ходатайство от 14-го июня 1901 г. о «скорейшем разрешении предложенной Синягиными постройки храма в г. Сычевке» [17].

    В связи с тем, что Синягины в своей заявке городским властям указали, что собор предполагается полностью выполнить из кирпича, руководство Сычёвки столкнулось с проблемой приобретения такого огромного количества материала. Леса в окрестностях было много, и дома в основном строились из дерева, даже состоятельные люди жили в деревянных домах в несколько этажей (таким был трёхэтажный дом самих Синягиных в Сычёвке). Приблизительно подсчитав, какое количество кирпича будет нужно, власти поняли, что надо расширять кирпичное производство, и 15-го октября 1898 г. было принято специальное постановление Городской думы: «Для постройки храма заготовить в будущем году не менее 500 т. кирпича, для изготовления какового устроить другую печь и два сарая» [18]. По мере приближения к началу строительства, чтобы не было задержек в процессе возведения собора, Дума на своих собраниях одобрила ещё несколько постановлений: «Произвести выкорчёвку пней в городском лесу для употребления таковых для обжигания кирпича и расход на этот предмет произвести из сумм, ассигнованных на покупку дров для завода» [19]; «Дополнительную смету по городскому кирпичному заводу на 1901 год утвердить» [20].

    Благодаря усилиям властей материала было произведено достаточно для возведения грандиозного по своим размерам храма, работа быстро продвигалась и церковь была сооружена за короткие сроки. Кроме того, Синягины выделили огромную сумму денег для воплощения архитектурного проекта Альфреда Парланда в жизнь: «Жертвователи-храмоздатели, не жалея денег в размере четверти миллиона на постройку храма,… чтобы храм был и величественен и красив» [21]. Финансы братьев Синягиных позволили нанять лучших мастеров со всей округи: «Сейчас идёт кладка стен и этою работою заняты свыше 100 человек каменщиков… они получали «поденно» по 1 р. 30 к.» [22].

    Конечно, проживающие в столице купцы, ощущавшие себя уже больше петербуржцами, чем сычёвцами (о Николае Кузьмиче говорили, что он был страстно привязан к «родному Петербургу, вне котораго он положительно не мог дышать» [23]), не могли лично наблюдать за постройкой, как и входить во все детали строительства. Альфред Александрович также не мог оставить на несколько лет преподавательскую деятельность, строительство храма Воскресения Христова на Екатерининском канале и другие заботы и переехать в северный город Смоленской губернии для реализации в камне своего проекта. Синягины наняли местного купца, которому доверили такое важное для них дело: «Строители храма живут в Петербурге и потому постройкою (надзором, наймом рабочих и уплатою денег) заведует здешний купец И.И. Е-лев» [24].

    Иван ЕРПЫЛЕВ на протяжении всех восьми лет сооружения церкви (1902-1910 гг.) руководил стройкой, занимаясь всеми хозяйственными вопросами: от выбора подрядчиков на различные виды работ до решения споров об оплате их труда. Само здание (цоколь, стены) было построено быстро – к 1904 г. горожане могли уже видеть храм во имя святых бессребреников Космы и Дамиана.

    Космо-Дамиановская церковь была поставлена на каменный (из тёсаного дикого камня) цоколь. Вместе с колокольней длина сычёвского собора составляла «18 саж. ½ ар. Наибольшая ширина – 11 саж. 13 верш.» [25]. Колокольня была двухъярусной, общая её высота равнялась восьми саженям. Венчали здание три малых главки (над тремя алтарями) и центральный массивный купол, в барабане которого были прорезаны 24 окна с гофрированным остеклением. Для лучшего освещения внутреннего помещения Парландом были спроектированы ещё два больших окна, шириною «1 саж. 2 арш. 5 вер. и высотою 3 саж. 1 арш.» и пятнадцать средних окон, шириною «1 саж. и высотою 1 с. 2 арш.» [26]. Главы были покрыты оцинкованным металлом и позолочены. В собор вели четыре наружные деревянные двери «одностворчатые, столярной работы» и четыре внутренние «со стеклом» [27].

    Проект собора для Синягиных Альфред Александрович Парланд выполнил в неорусском стиле: от самого архитектурного решения (крупная столпообразная постройка) до оформления экстерьера, состоящего из деталей древнерусского стиля (закомар, кокошников и пр.) – всё подчинено решению поставленной задачи. Это определило и выбор архитектора для завершения колокольни – не купол, а шатёр. Пространство вокруг храма было обнесено оградой, выполненной также по проекту Альфреда Парланда. Это было возможно, т. к. к зданию не примыкали другие строения: «Ближайшая к церкви чужая постройка – мещанки Львовой находится с восточной стороны на разстоянии четырнадцати саженей» [28].



    Внутри стены церкви были оштукатурены и покрыты «художественными живописными картинами и орнаментами», выполненными местными мастерами. Для сохранения живописного оформления в здании было предусмотрено отопление тремя печами, находящимися в подвальном этаже.

    Храм состоял из трёх приделов. Длина иконостаса главного придела равнялась « двум саж. одному арш. семи верш. и высотою – трём саж.». Два придельных иконостаса были «длиною по одной саж. одному арш. четырем верш. и высотою по две саж.» [29]. На деньги Синягиных были выполнены все иконы, закуплена церковная утварь. Иконостас, по страховой оценке священнослужителей, производимой 30-го декабря 1910 г. (собор ещё не был освящён и открыт для богослужений, но уже находился в ведении Смоленской епархии), стоил 5000 рублей. Всё же строение вместе с колокольней было оценено в двести тысяч рублей [30].

    Сметы и другие финансовые документы не сохранились, указать точную сумму, затраченную на собор Синягиными, затруднительно. К примеру, местные газеты называют другую цифру: «С нынешнего лета в городе нашем строится церковь на капитал пожертвованный братьями Н.К. и Ив.К. Синягиными и стоимость его строителям обойдётся в 250-300 тысяч рублей» [31]. Но даже приблизительные цифры свидетельствуют о том, что эти деньги были большой суммой по тем временам. Дар городу был высоко оценён городскими властями сразу после возведения стен собора. Ещё в феврале 1903 года, задолго до открытия храма, сычёвской Городской думой принимается постановление о «переименовании Поповской улицы в г. Сычевке в Синягинскую» [32], которое было рассмотрено и одобрено смоленским губернатором.

    Осенью 1910 года были освящены два боковых придела, а освящение главного престола во имя святых бессребреников Космы и Дамиана и торжественное открытие храма состоялось 5 июня 1911 года. Церемонию освящения и литургию провёл в присутствии всего местного духовенства смоленский епископ Феодосий, специально для этого прибывший за несколько дней до праздника в Сычёвку. Это было большим событием в общественной жизни города, оно освещалось в местных газетах, поэтому есть возможность узнать подробности церемонии: «Дождливая погода как раз с утра в этот день переменилась на солнечную и довольно теплую, благодаря чему к освящению и литургии собралась масса народа – городского и крестьян, из недалеких от города селений. Было также много приезжих из Петербурга, Москвы, Ржева, Вязьмы. В числе гостей находился Н.А. Хомяков. После освящения и литургии несколько сотен гостей и горожан собрались в здании местной мужской гимназии и сюда же прибыли и все гласные городской думы, поднесшие строителям новаго храма Н. и Ив. Синягиным заключенный в богатой, обделанной серебром, папке, адрес» [33]. Также за сооружение церкви Синягины были избраны «почётными гражданами г. Сычевки» [34].

    Синягины и после открытия собора продолжали нести все расходы по содержанию Космо-Дамиановской церкви, от строительства каменной одноэтажной сторожки при церкви до забот о хоре. Так, каждый месяц они без задержек платили заработную плату регенту и певчим: «заработанные деньги отдают неукоснительно и сверх всего каждые праздники выдаются певцам поощрительные» [35]. Сумма в три тысячи рублей для хора уездной церкви была огромной. Для сравнения: в другой сычёвской церкви, Благовещенской, певчие получали 3-10 рублей жалованья в месяц. Неудивительно, что благодаря тратам миллионеров хор Синягинской церкви в короткие сроки стал славиться стройным пением и красивыми голосами. Все расходы покрывались из денежных сумм не епархии, а представителей этой фамилии. Видимо, Синягины рассматривали эти траты как вложение «в вечность», в надежде остаться таким образом в исторической памяти родного города.

    На торжество приехал из Санкт-Петербурга только один из братьев. Заболевание Николая Кузьмича к этому времени перешло уже в тяжёлую форму; он никогда не увидит отстроенную на его деньги Космо-Дамиановскую церковь, т.к. через полгода после открытия «17 января, тридцати восьми лет от роду» [36] скончается в столице.

    Автор проекта Альфред Александрович Парланд также будет отсутствовать на открытии храма, к счастью, по другой причине – архитектор находился в научной командировке за границей по делам Императорского московского археологического института. Лето 1911 года и первую половину осени он провёл в путешествиях по Европе: сначала по городам Италии (Венеция, Рим, Флоренция, Милан, Турин, Помпеи), затем – Греции. Известно по письмам, которые Альфред Парланд посылал из поездки своему хорошему знакомому, Платону Львовичу Вакселю, что в столицу он вернулся лишь 1-го ноября: «Завтра 4 октября отправляюсь в глубь Греции… Затем в возвратный путь через Корфу, Трисет в Вену. В Питер приеду 31 октября. Погода в Афинах была плохая. Ужасные ветра и холодно! Поклон Эрнуше. АП» [37].

    Но Альфред Александрович мог видеть возведённый по его проекту собор – в феврале 1912 года он приезжает в Смоленск для чтения лекций по Истории греческой архитектуры и античной декорации в Смоленском отделении Московского археологического института, в котором Парланд состоял штатным преподавателем. Известно из газет, освещавших деятельность археологического отделения и приезд известных профессоров в Смоленск, что автор сычёвского храма читал лекции четыре вечера подряд (с 11 по 14 февраля): «В течение вечера (с шести – до девяти часов) лекция делилась на 3 части с перерывами 10-15 минут. Большинство лекций сопровождалось световыми картинами при помощи волшебнаго фонаря» [38]. Лекции были платными: за возможность присутствовать на лекциях по одному предмету слушатель вносил в кассу института десять рублей; за одну лекцию (один вечер) – три рубля. Публика была разнообразная: педагоги, врачи, священники, офицеры, студенты, известные люди Смоленска, такие как «преосвященный епископ Феодосий, вице-губернатор, губернский предводитель дворянства, княгиня Святополк-Четвертинская, княгиня М. К. Тенишева состоит постоянной слушательницей института и многия другия лица» [39].

    Альфред Александрович приехал читать лекции во второй год существования отделения Московского археологического института в Смоленске. За полгода до этого княгиня М.К. ТЕНИШЕВА вместе с княгиней Е.К. СВЯТОПОЛК-ЧЕТВЕРТИНСКОЙ потратили свои личные средства для создания удобной обстановки для слушателей лекций: «Для института предоставлен теперь весь второй этаж дома кн. Е.К. Святополк-Четвертинской, не только заново отделанный, но и расширенный двумя пристройками в длину всего здания дома. В нем имеются две больших аудитории на 80 и на 50 человек, комнаты – для профессоров, для библиотеки, для канцелярии, для чайной, раздевальни и проч. Во всем здании электрическое освещение и водопровод» [40].

    Парланд не был стеснён в сроках – его лекции и приём экзаменов в Императорском московском археологическом институте начинались весной; работа по строительству храма Воскресения Христова в Санкт-Петербурге давно была завершена. Поэтому он мог сесть в поезд и по Ржево-Вяземской железной дороге доехать до станции «Сычёвка» с целью осмотреть великолепный каменный собор, который горожане называли то «синягинским», то «красным» по цвету стен, которые не были оштукатурены.

    К сожалению, мы не можем, как архитектор, съездить в Сычёвку и осмотреть памятник церковного зодчества. Во время Второй мировой войны Сычёвка с 10 октября 1941 г. до 8 марта 1943 г. была занята немецкими войсками [41]. За освобождение городов Смоленщины шли жестокие бои, в ходе которых храм святых бессребреников Космы и Дамиана был полностью разрушен. Лишь на редких сохранившихся фотографиях можно видеть результат профессионализма столичного архитектора, финансовых возможностей заказчиков, купцов Синягиных, и усилий сотен мастеров, воплотивших чертежи Альфреда Александровича Парланда в архитектурный памятник начала ХХ века.






    К. и. н. Толмачёва Н.Ю.

    [1] Каплинский В. Б. Православные храмы Сычевского уезда Смоленской губернии. – Смоленск: Изд-во «Смоленская городская типография», 2006. С. 4.
    [2] Смоленский вестник. 1896. № 64. С. 3.
    [3] Смоленский вестник. 1895. № 88. С. 3.
    [4] Каплинский В. Б. Православные храмы Сычевского уезда Смоленской губернии. – Смоленск: Изд-во «Смоленская городская типография», 2006. С. 11.
    [5] Смоленский вестник. 1896. № 40. С. 3.
    [6] Смоленские губернские ведомости. 1895. № 13. С. 1.
    [7] Справочная книга о лицах Санкт-Петербургскаго купечества и других званий, акционерных и паевых обществах и торговых домах. – С.-Петербург, 1899. С. 750.
    [8] Весь Петербург на 1901 год. Адресная и справочная книга г. С.-Петербурга. Издание А.С. Суворина. С. 62, 116, 118, 130, 253, 327, 527.
    [9] Сейчас «Клиника кожных болезней им. В. К. Синягина и А. К. Чекалевой» переименована в Институт мозга человека. Современный адрес: ул. Академика Павлова, 9.
    [10] В. Андерсон. Н. К. Синягин. (Некролог). 1912. С. 2.
    [11] Смоленские епархиальные ведомости. 1887. № 5. С. 217.
    [12] Н. В. Трофимовский. Историко-статистическое описание Смоленской епархии. СПб, 1864. С. 369.
    [13] Смоленские губернские ведомости. 1898. № 12. С. 1.
    [14] Обозрение епархии Преосвященным Никанором, епископом Смоленским и Дорогобужским, в июне месяце 1898 года. – Смоленск, 1898.
    [15] Смоленский вестник. 1903. № 35. С. 3.
    [16] Смоленский вестник. 1911. № 118. С. 3.
    [17] Смоленские губернские ведомости. 1901. № 32. С. 2.
    [18] Смоленские губернские ведомости. 1898. № 42. С. 1.
    [19] Смоленские губернские ведомости. 1900. № 16. С. 1
    [20] Смоленские губернские ведомости. 1901. № 3. С. 1
    [21] Смоленский вестник. 1903. №. 35. С. 3.
    [22] Там же. С. 3.
    [23] В. Андерсон. Н. К. Синягин. (Некролог). 1912. С. 2.
    [24] Там же. С. 3.
    [25] РГИА. Ф. 799. Оп. 33. Д. 1889. Космо-Дамианская церковь. Сычевский уезд. С. 39.
    [26] Там же. С. 39.
    [27] Там же.
    [28] Там же. С. 40.
    [29] Там же.
    [30] Там же. С. 41.
    [31] Смоленский вестник. 1903. № 35. С. 3.
    [32] Смоленские губернские ведомости. 1903. № 12. С. 2.
    [33] Смоленский вестник. 1911. № 127. С. 3.
    [34] Смоленский вестник. 1912. № 18. С. 3.
    [35] Смоленский вестник. 1911. № 176. С. 3.
    [36] В. Андерсон. Н. К. Синягин. (Некролог). 1912. С. 1.
    [37] РНБ. Рукописный отдел. Фонд 123. Д. 348. Архив Ваксель П. Л. Парланд Альфред Александрович, архитектор. Письма (13) Платону Львовичу Вакселю. 1911 – 1913 гг.
    [38] Смоленский вестник. 1911. № 90. С. 3.
    [39] Там же. С. 3.
    [40] Смоленский вестник. 1911. № 217. С.2.
    [41] В. Г. Глушкова. Смоленская земля. Исторический путеводитель. – М.: Вече, 2011. С. 314.

    Источники:
    Толмачёва Н.Ю. «Храм во имя святых бессребренников Космы и Дамиана в городе Сычёвке Смоленской губернии по проекту А.А. Парланда.
    Фотографии здесь + здесь

    0 0

    Оригинал взят у vse_hramyв Храм Покрова Пресвятой Богородицы. Новокубанск, апрель 2015



    Село Кубанское, нынешний город Новокубанск – административный центр Новокубанского района Краснодарского края, – было основано в 1867 году в ровной местности на левом берегу Кубани. Первыми жителями села стали отставные солдаты Русской армии и крестьяне-переселенцы из внутренних губерний России. Наименование села «Ново-Кубанское» встречается уже в источнике 1901 года. В 1961 году село стало рабочим посёлком. 11 июня 1966 года посёлок получил статус города.
    Храм во имя Пресвятой Богородицы, в память честного Её Покрова, был освящён на окраине Новокубанска 12 октября 1997 года.
    Разместился в двухэтажном особняке 1905 года постройки – бывшем доме помещика Захара Фёдоровича Щербака, деда по материнской линии писателя, лауреата Нобелевской премии по литературе, Александра Исаевича Солженицына.

    После революции 1917 года особняк национализировали, в 1981 году он получил статус памятника истории и архитектуры.

    Подробнее:
    Селиверстов А. В. Все храмы края. Т. II.

    18 апреля 2015 года.












    Интерьер:













    0 0

    Почему-то мне нравятся дома, которые расположены вот так вот, на развилке улиц. Вот и здесь, между Спиридоновкой и Гранатным переулком, отлично смотрится доходный дом братьев Армянских, 1899. Тут же с 1978 по 1998 год жил заслуженный летчик-испытатель Марк Галлай. Инструктор первого отряда космонавтов СССР.
    1.
     photo DSC_8026_zpspw91uyfg.jpg

    Смотреть далее...

    0 0

    Оригинал взят у alex_desв Туман, люпины и село Филипповское. Россия.

    Июнь - пора туманов в центральной России, и это значит, что по выходным "фотографический народ" массово потянулся снимать утренние пейзажи. ;) Я тоже не стал исключением и мы, сверившись с прогнозом погоды, выбрали село Филипповское, что в Киржачском районе Владимирской области.

    ru-123.jpg



    Село Филипповское расположено в живописном месте на берегу реки Шерна. Через реку перекинут узкий деревянный мост, по которому местные жители гоняют коров на луг, на другой берег. Церквушка на берегу реки, а на другом берегу - луг с травами и цветами... Места весьма туманные и фотогеничные!
    Поэтому, здесь всегда можно встретить толпы фотографов :)
    Так было и в этот раз, правда "толпа" собралась небольшая - всего 6 человек (пятеро фотографов и моя жена Диана, в качестве группы поддержки)!

    1.


    Мы приехали небольшой компанией втроём немного заранее, но пока собирались-одевались, "понаехали" ещё трое - Сергей, Дмитрий и Евгений, привет! ;)
    Но, как говорится, "в тесноте, да не в обиде ;)
    Как только начало светать, мы все расползлись по местности - каждый искал себе что-то своё.

    2.


    3.


    А ещё, на лугу растут люпины, у которых сейчас как раз период цветения. Очень кстати!

    4.


    Это Евгений из "конкурирующей команды" снимает свои "люпиновые шедевры"!

    5.


    Надо сказать, что нам повезло с туманом. И хоть небо было не супер, солнце и туман - это всегда здорово!
    На фото №6 Михаил выцеливает что-то в солнечных лучах!

    6.


    7.


    В селе Филипповское есть церковь Николая Чудотворца (1821г). Собственно, её мы и ехали снимать в окружении местных красот!</p>

    Первые лучи утреннего солнце подкрасили розовым светом белую церковь, которая выглядывала из тумана.

    8.


    Как обычно бывает, солнце, не успело взойти, как спряталось в облако :( Хорошо, что облако оказалось небольшое и солнце вскоре появилось снова.

    9.


    10.


    На фото №11 в тумане видны очертания церкви - как будто мираж в небе!

    11.


    Утренняя роса, туман над рекой, солнце, церквушка вдалеке и цветочки на переднем плане - красота!

    12.


    Река парила довольно сильно - в контровом свете было здорово! Туман и солнце - день чудесный!

    13.


    14.


    Я уже писал выше, что мост используется в т.ч. и для перегона коров через реку на луг. Т.к. мост довольно узкий и чтобы стадо было проще загонять на мост, из досок сделано направляющее ограждение, которое и видно на фото.
    Аналогичным образом сделано и на другом конце моста. Просто и эффективно!

    13.


    Потянулись и рыбаки с удочками. Как-то поздновато на мой взгляд, хотя на часах ещё 05:11 МСК, но солнце уже достаточно высоко и если бы не туман, мы бы уже ехали домой.

    15.


    16.


    Последний туман над рекой. Ещё несколько минут и от него не останется и следа.

    17.


    Кстати, на территории храма имеется святой источник в честь святителя Николая. Вода с этого источника Святителя в древние времена почиталась как ИОРДАНСКАЯ и развозилась в бочках по всей Руси, т.к. считается целебной.

    18.


    А здесь в кадре снова Михаил - с люпинами.

    19.


    А вот и коровы. Эх, пораньше бы немного, когда ещё туман был...

    Я бежал бегом по кустам на высокий заросший берег, на ходу переставляя объектив, чтобы поймать в кадр и мост, и отражение, и коров - но не успел выбрать более интересную точку, где не мешают деревья.
    Надо бы повторить теперь как-нибудь ;)

    19.



    0 0


    Санкт-Петербург, набережная р. Мойки, дом 104: Дом Е. П. Трувеллер с включённым в его состав каменным флигелем XVIII века Н. А. Демидова — А. И. Мусина-ПушкинаС 1972 по 2000 год дом являлся выявленным объектом культурного наследия. В 2001 году при "корректировке" списка, предпринятого КГИОП, был исключён из него вместе с ещё 800 выявленных объектов культурного наследия. Заявки на восстановление дома в списке выявленных объектов культурного наследия, поданные в 2015 и 2016 годах, были отклонены КГИОП по причине "отсутствия историко-культурной ценности". В настоящее время отказ КГИОП оспаривается в городском суде Санкт-Петербурга.

    Пункт 6 ст.16.1 ФЗ-73наделяет заявителя правом "обжаловать в судебном порядке отказ регионального органа охраны объектов культурного наследия во включении объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия, в перечень выявленных объектов культурного наследия". Иск необходимо подавать в течение трёх месяцев со дня, когда вам стало известно или должно было быть известно об оспариваемом решении.

    Возникает вопрос: где искать аргументы для оспаривания распоряжения регионального органа охраны? Согласно пункту 3 ст.16.1 ФЗ-73, после получения заявки региональный орган охраны обязан в течении 90 рабочих дней организовать работу по установлению историко-культурной ценности объекта, обладающего признаками объекта культурного наследия, в том числе с привлечением специалистов в области охраны объектов культурного наследия. Порядок этой работы устанавливается нормативными актами субъекта РФ, с которыми необходимо ознакомиться. Как правило, работой по установлению историко-культурной ценности объекта занимается комиссия, образуемая приказом или распоряжением руководителя регионального органа охраны. Комиссия изучает заявку и сопроводительные материалы, привлекает доступные ей дополнительные документы и источники и готовит текст заключения, в котором обосновывает свою рекомендацию: включить объект в список выявленных объектов, или отказать во включении по причине недостаточной историко-культурной ценности.

    Заключение подписывается всеми членами комиссии и утверждается руководителем органа охраны. Именно оно является формальным основанием для издания приказа (распоряжения) регионального органа охраны по включению или отказу во включении объекта в список выявленных объектов, обладающих признаками объекта культурного наследия. В тексте заключения и содержатся доводы в пользу тех или иных выводов. Если выводы комиссии противоречат известным фактам, а доводы в пользу выводов не убедительны - это хороший материал для оспаривания в суде.

    Проблема однако в том, что органы охраны очень не любят знакомить заявителя с заключением по установлению историко-культурной ценности объекта. ФЗ-73 написан так, что, предоставляя заявителю право обжаловать отказ в суде, он одновременно не обязывает орган охраны публиковать в открытом доступе текст заключения и знакомить с ним заявителя. Хотя в этой ситуации для заявителя есть и некоторый плюс: пока заявитель официально не был ознакомлен с текстом заключения, он вправе настаивать на продлении срока обжалования решения органа охраны в суде сверх установленных законом трёх месяцев.

    Как заполучить заключение, если на запрос заявителя орган охраны отвечает отказом или молчанием? Один из наиболее действенных способов - обратиться с запросом к депутату или в прокуратуру. Как правило по письменному запросу депутата орган охраны предоставляет копию текста заключения. А далее начинается аналитическая работа с текстом на выявление упущений, ошибок, искажений, которые позволят оценить выводы заключения как неполные и необоснованные. Найденные в тексте заключения несоответствия обязательно следует подкрепить ссылками на авторитетные литературные источники, архивные документы и материалы фотофиксации, с тем, чтобы ваша критика документа была доказательной.

    Полезно ознакомиться и с составом комиссии: в какой степени эти люди компетентны, нет ли у них личной заинтересованности в отказе, участвовали ли они действительно в работе комиссии, что делали конкретно, или только поставили подписи. Может оказаться, что в период работы комиссии их не было в городе и за них кто-то расписался. Полезно ходатайствовать о вызове членов комиссии, подписавших отрицательное заключение, в суд для дачи показаний о работе комиссии.

    Например, в Санкт-Петербурге при рассмотрении судом иска граждан о признании незаконным распоряжения КГИОП с отказом включить Дом Е. П. Трувеллер с включённым в его состав каменным флигелем XVIII века Н. А. Демидова — А. И. Мусина-Пушкинав список выявленных объектов культурного наследия, для дачи показаний был вызван один из членов комиссии, подписавший отрицательное заключение - начальник отдела государственного учёта объектов культурного наследия КГИОП господин Воронин В.В., из пояснений которого следовало, что заключение комиссии КГИОП по установлению историко-культурной ценности объекта - ни что иное, как откровенная липа. Так, по словам Воронина В.В., текст заключения комиссии он готовил единолично, остальные члены комиссии в его составлении участия не принимали и лишь подписали. Никакой фотофиксации объекта (о ней, как проделанной членами комиссии работе говорится в заключении) не производилось. Члены комиссии не были знакомы с важнейшими научными источниками и архивными документами, подтверждающими проживание в доме на протяжении трёх веков выдающихся деятелей отечественной науки и культуры, поскольку среди членов комиссии по установлению историко-культурной ценности объекта не оказалось ни одного специалиста историка. Члены комиссии не заметили даже ... сохранившийся уникальный фасад 1740-х годов с аутентичным декором в силе нарышкинского барокко, зафиксированный на аксонометрическом плане Санкт-Петербурга Сент-Илера 1765-1773 годов.

    К слову, в Санкт-Петербурге в состав комиссии КГИОП входит как правило 5-6 человек, из них 4-5 человек - чиновники КГИОП и 1-2 человека - как бы приглашённые независимые специалисты в области охраны объектов культурного наследия, они должны придать видимость участия общественности при рассмотрении заявки. На практике вот уже много лет этими приглашёнными "независимыми специалистами" в области охраны объектов культурного наследия являются владельцы крупнейших архитектурных бюро Петербурга и одновременно бывшие чиновники КГИОП Р. Даянов и Н. Явейн. Последний в 2001 году возглавлял КГИОП, когда в результате "корректировки" с охраны были сняты свыше 800 выявленных объектов культурного наследия, естественно списком, естественно без эеспертизы, но с дальним прицелом. Именно о таких "независимых специалистах" Александр Сокуров заметил:



    "Я был идеалист, думал – архитекторы наши союзники, а они – одни из тех главных, кто приносит вред городу. Они не облагораживают заказчиков, все ими управляют, их нагибают, принуждают. Нет ни одного архитектора в городе, который был бы авторитетом для застройщиков.

    Но как они красиво говорят, наши архитекторы! Все в прекрасных, как правило, серых костюмах. Свежие отглаженные накрахмаленные сорочки (тут вот пожалеешь, что у тебя нет жены!). Пахнут дорогими одеколонами. Хорошо начищенные ботинки. Все они профессора, академики, у них ученики, студенты, ну просто пасть ниц! Но как только посмотришь, что он сделал, какую он кучу навалил в публичном месте, думаешь – боже мой, сколько ж ты съел, если столько после тебя остаётся.

    Заканчивается заседание совета по наследию, все облегчённо вздыхают. «Конечно, вы правы, – говорит один архитектор в сером костюме, подходя ко мне, – но если я сейчас выступлю против его проекта, он же потом против моего выступит!» И вот они носятся по городу, как стая якобы голодных волков и везде выгрызают себе куски и всегда находят себе оправдание. Никакого уважения к традиции, поразительные люди – всё начинают с нуля, то есть с самих себя."


    Так же полезно поставить вопрос о том, не превысил ли орган охраны своих полномочий отклоняя заявку, поскольку статьёй 18 ФЗ-73 функции оценки историко-культурной ценности объекта закреплены за государственной историко-культурной экспертизой. Экспериза проводится только в отношении выявленных объектов, соответственно необоснованный отказ во включении в список выявленных объектов не позволяет аттестованным государственным экспертам объективно оценить историко-культурную ценность объекта.


    См. также: Пародия на гласность. Как в Петербурге КГИОП выявляет объекты культурного наследия



    0 0


    Вилла Валмогард, арх. Ларс Сонк (1907)

    Кауниайнен (Kauniainen) — маленький автономный город-спутник Хельсинки, анклав в Эспоо, наподобие Ватикана в Риме. По-шведски он называется Гранкулла (Grankulla).


    Это наименее дотационный муниципалитет Финляндии, здесь самая маленькая ставка налога и самый высокий уровень жизни в Столичном регионе Хельсинки.
    Будет ли интересен рассказ об архитектуре Кауниайнена участникам сообщества arch_heritage? Полагаю, что да. Город вырос из дачного поселка, существовавшего во времена Великого княжества Финляндского в начале XX в. Здесь сохранилось много образцов модерна, в том числе, деревянного, есть две малоизвестные работы Ларса Сонка (1870-1956). Кауниайнен хранит весьма интересные моменты нашей общей с Финляндией истории, да и современная финская архитектура весьма любопытна.

    ВОКЗАЛ, ГОРОДСКОЙ ЦЕНТР
    Первое, что вы увидите, прибыв в Кауниайнен — здание ж/д вокзала, очаровательный образец деревянного модерна.

    Глядя на такие постройки сразу понимаешь, что ехал сюда не зря. Вокзал был построен в 1904-1908 гг. по проекту арх. Бруно Гранхольма. В августе 2008 г. его почти уничтожил пожар, но все было восстановлено вручную и с любовью (цена вопроса 2 млн. евро). Здание является памятником архитектуры, билеты здесь не продаются.


    К югу от ж/д (слева по ходу поезда) располагается центр Кауниайнена, самая «урбанистичная» его часть.



    Торговый центр

    Сити Холл (Kauniaisten kaupungintalo), административный центр города. Назвать это симпатичное здание ратушей в традиционном смысле, как-то язык не поворачивается. Построено оно было в 1978 г., арх. Курт Моберг.



    На здании герб Кауниайнена – Белка. В ее лапах сосновая шишка, сверху, кажется, их еще 3.


    Рядом в небольшом сквере находится необычный военный мемориал (1981, ск. Хейкки Хяйвяоя).



    Он посвящен памяти жертв всех войн Финляндии и предназначен для людей с ограниченными возможностями. Его название Tulen Halki (по смыслу можно перевести, как «через огонь»). Два изогнутых языка из нержавеющей стали, которые незрячие люди могут ощущать тактильно, символизируют пламя войны. Сквозь него прошли, и им были опалены ее жертвы.

    Перейдем через туннель на правую сторону ж/д. Здесь ИМХО находятся самые интересные объекты. Знакомство с ними начнем с находящегося рядом с вокзалом необычного здания евангелическо-лютеранской церкви. Построена в 1983 г., арх. Кристиан Гулличсен.


    Церковь великолепно вписывается в окружающий скалисто-лесной ландшафт, она была отмечена на выставке Ars Fennica 1987 г. и постоянно посещается любителями новой финской архитектуры. Остается только удивляться, насколько сильное впечатление может производить современный скандинавский функционализм.


    В 200 м. от церкви (назад по ходу поезда) грунтовая дорожка, уходящая влево в гору. Она ведет к одной из главных местных достопримечательностей — вилле Валмогард (Vallmogård), которая была построена в 1907 г. по проекту классика финского национального романтизма Ларса Сонка. Ее фото в заголовке поста. Валмогард была для меня небольшим открытием, в известных списках работ Л. Сонка я ее не нашел.

    ОЗЕРО ГАЛТРЯСК, ВИЛЛЫ, ИСТОРИЯ ДАЧНОГО ПОСЕЛКА
    На территории Кауниайнена находится красивое лесное озеро Галтряск (Gallträsk).


    История города началась именно отсюда. Когда-то рядом с озером существовал небольшой дачный поселок, относившийся к Эспоо. По виду он мало отличался от советского 6-соточного садоводства.

    источник фото

    В 1906 г. компания AB Grankulla выкупила эти территории под коттеджное строительство, выражаясь сегодняшним языком. Она же построила несколько первых вилл с привлечением первоклассных архитекторов. В 1920 г. разросшийся дачный поселок отделился от Эспоо, а в 1972 г. получил статус города. Виллы, с которых все и началось, теперь самые значимые его достопримечательности.
    Совершим небольшую прогулку вокруг озера.
    Несколько видов виллы Валмогард в дополнение к снимку в заголовке.





    Здесь долгое время жил финский писатель Микаэль Либек (1864-1925). Потом здание использовалось, как культурный центр, и там до сих пор проводятся концерты, спектакли, творческие вечера. Но теперь главной площадкой является Новый павильон (Uusi Paviljonki), о нем рассказ далее.
    Рядом в маленьком здании с наружной винтовой лестницей находится местный Институт музыки.






    Еще одна из примечательных вилл - Юнгханс (Junghans).

    Этот снимок из интернета, я немного заблудился в лабиринтах аллей и улочек и не нашел ее. Построена в 1910-х гг., неизв. арх.; с 1970 г. находится в собственности города.

    Вилла Гамберга (Gahmberga), арх. Бертел Юнг, 1907. Тоже собственность города, как и вокзал, восстановлена после пожара в 2011 г.


    Подобных построек тут несколько десятков. Ценителям северного модерна настоятельно рекомендуется сюда приехать, а мы приведем еще несколько снимков объектов в окрестностях озера.





    Прогуливаясь тут, автор вспоминал картины своего далекого детства. Много деревянного модерна было в Репино, Комарово, Сестрорецке, да и сама атмосфера дачных пригородов Ленинграда соответствовала этому северному благолепию. Лучше про это забыть, дабы не расстраиваться. А самое удивительное в дачном Кауниайнене то, что за столетие активного строительства остался нетронутым берег озера. Вокруг него идет ухоженная грунтовая аллея, за ней лес, и ничто не напоминает о наличии десятков вилл и коттеджей. И чего-то явно не хватало в пейзаже российскому глазу для завершенности картины. Потом я понял чего: ЗАБОРОВ.


    ВВЕРХ ПО УЛИЦАМ ASEMATIE, BEMBÖLENTIE
    Дальнейший маршрут автора рассказа необходимо иллюстрировать картой.

    Красными цифрами помечены: 1- ж/д вокзал, 2-городской центр, 3-лютеранская церковь, 4-вилла Валмогард, 5-Новый павильон, 6-городское кладбище, 7-«руины Стокманна», 8-госпиталь Kauniala

    От берега озера через цепь закоулков путь лежал к Новому павильону (5). Далее, по указанным в заголовке улицам с труднопроизносимыми финскими названиями к городскому кладбищу (6) и загадочным «руинам Стокманна» (7). Конечная цель – госпиталь и Дом ветеранов Kauniala (8).

    Новый павильон. Этот универсальный концертный зал был построен в 2002 г., арх. Тармо Пелтонен.


    Интерьер зала (снимок из сети).


    Новый павильон активно используется для проведения самых разных культмероприятий, в том числе, местными школами. Очередной безоговорочный респект финскому функционализму.

    Отсюда начинается цепь спортплощадок и стадионов. Такое впечатление, что они переходят друг в друга, чередуясь со школами. Очень много детей и подростков.












    ГОРОДСКОЕ КЛАДБИЩЕ, РУИНЫ СТОКМАННА
    За обширным школьным городком, спрятавшимся в лесу (последнее фото), находится городское кладбище. Напротив главного входа в него мемориал Pro Patria (1942, ск. Юрьё Лиипола) и братская могила 16-ти чел., погибших в 1939-1944 гг.


    У другого входа необычная деревянная скульптура птицы.

    Даже на фоне ухоженных финских кладбищ сей погост выделяется особой аккуратностью и какой-то живописностью. Захоронения расположены на площади 3,1 га среди соснового леса. Соотношение финских и шведских фамилий на надгробиях примерно пополам. А в этой могиле (одно из самых старых захоронений, числится под № 2) нашли упокоение наши соотечественники: граф В.Б. Фредерикс, его дочери Эмма и Евгения, а также его зять – В.Н. Воейков.


    Граф Владимир Борисович Фредерикс (1838-1927) — последний министр Императорского Двора, генерал-адъютант, один из самых близких друзей Николая II. По официальной версии он скрепил своей подписью бланк с отречением императора от престола. Кажется, это одна из многочисленных «сказок» 1917 года, о чем см. пост автора.
    Владимир Николаевич Воейков (1868–1947) – генерал-майор Свиты, последний Дворцовый комендант, был женат на дочери В.Б. Фредерикса, Евгении Владимировне, бывшей фрейлине. Во время февральского переворота 1917 г. был арестован, в 1918 г. бежал в Крым, откуда перебрался в Финляндию и Швецию.

    Министр Императорского Двора гр.В.Б. Фредерикс со своим зятем Дворцовым комендантом ген. В.Н. Воейковым

    А еще на кладбище обитает заяц.

    Он не просто забежал сюда из леса, а именно живет тут. Я 3 раза посещал кладбище и каждый раз встречал этого зайца. Но близко заяц к себе не подпускает, фотографировать его было очень сложно.

    Совсем рядом с кладбищем на скалах среди хвойного леса находятся масштабный и загадочный абандончик, за подсказку которого спасибо замечательной Татьяне [personal profile] lap_landia.

    Местные называют его «руины Стокманна» (Stockmannin rauniot). После окончания гражданской войны и обретения Финляндией независимости это место облюбовал Франц Стокманн, сын магната Георга Стокманна (1825-1906), основателя экономического концерна. Он начал строить для себя подобие средневекового замка, но безвременно скончался в 1920 г. от гриппа-испанки. И теперь всё построенное в сложных ландшафных условиях за 2 года превратилось в живописные развалины, обрастающие мхами и папоротниками.


    ГОСПИТАЛЬ KAUNIALA
    В 200 м. от руин Стокманна на улице Kylpyläntie, 19 находится госпиталь и Дом ветеранов войны Kauniala. Его старые корпуса являются одной из малоизвестных работ Ларса Сонка (1910). В начале XX в. тут находился элитный курорт Бад Гранкулла (Bad Grankulla).






    По окончании Второй мировой здесь были созданы реабилитационный центр для инвалидов войны и больница военной травматологии. Это, собственно, являет пример отношения страны к своим тяжело раненым защитникам; их не свозили на удалённые острова подальше от глаз начальства и прочего идущего к коммунизму населения. К 60-м гг. количество мест в центре было значительно расширено за счёт стареющих и ослабленных травмами ветеранов, пытавшихся обитать в своих домах, но потребовавших стационарного лечения. В 1970-х гг. здесь было построено несколько новых корпусов.


    Санаторий Бад Гранкулла оставил весьма любопытный след в российской истории и литературе. В нем, в частности, лечился, провел последние годы жизни и скончался гр. В.Б. Фредерикс . А вот редкая фотография еще одного из его пациентов. Узнаете, кто это?

    источник фото

    Не буду мучить читателя, это «первая любовь русской революции» — Александр Федорович Керенский (1881-1970).
    В биографии кратковременного «властителя судеб» России до сих пор остается немало белых пятен, а пребывание Керенского в Суоми, это особая и весьма интересная тема. Достоверно установлено, что в стенах Бад Гранкулла он находился не один раз и даже принимал тут в середине апреля 1917 г. делегацию финской общественности по вопросу предоставления полной независимости Финляндии.
    Здесь же состоялся один любопытный диалог, вошедший в отечественную литературу. «...В десяти километрах от нас сияли синие граниты Гельсингфорса. О, Гельсингфорс, любовь моего сердца. О, небо, текущее над эспланадой и улетающее, как птица».
    Об этом см. рассказ в журнале автора.

    Авторские фото - конец мая 2017 г.

    0 0

    Оригинал взят у galik_123в Есть такой город - Верея

    17-2422.jpg

    Внезапно, двигаясь по Минскому шоссе в сторону Смоленска, свернули по указателю в сторону Вереи - это название звучало заманчиво, как-то по-славянски. И действительно, оказалось, что по основной версии, "Верея" - от славянского "косяк, столб у ворот". По-видимому, в давние времена Верея и была юго-западными "воротами" Московского княжества. Окрестности Вереи оказались довольно живописными, поэтому спонтанно было принято решение познакомиться с городом. Поскольку заранее мы не готовились к этой встрече, можно сказать, что знакомство оказалось шапочным, но всё же кое-что мы увидели. Основное впечатление - главная прелесть Вереи в том , что это не туристический объект, а провинциальный город без косметики, в своём натуральном виде.

    Но всё же в Верее есть интереснейшие достопримечательности - древний кремль с храмом и военными памятниками, спуск и пешеходный мост над Протвой, торговые ряды, множество церквей. От древнего кремля XIV века остался высокий вал (городище), внутри которого расположен собор Рождества Христова с колокольней и здание присутственных мест. На валу с правой стороны входящих в кремль встречает советский монумент воина-освободителя.

    1. Первое упоминание о Верее относится в 1371 году, когда литовский князь Ольгерд пошёл на Москву. Примерно в эти годы был сооружён и верейский кремль, и вал.

    17-2412.jpg


    2. Узкий перешеек соединяет территорию кремля с городской площадью. Со стороны центральной площади сюда ведёт улица, проходящая через разрыв в валу, прорытый в XIX веке, когда оборонительное значение кремля было уже утеряно. Оставив машину на главной площади, двинулись в сторону собора, возвышающегося над городом.

    17-2440.jpg


    3. Сейчас трудно в это поверить, но в XVIII веке Верея была процветающим купеческим городом, одним из крупнейших в Московской губернии. В те годы город получил регулярный план и активно застраивался. Хотя и теперь в субботний день идёт бойкая торговля у главной площади.

    17-2416.jpg


    4. Справа на фото ещё одна достопримечательность - торговые ряды.

    17-2409.jpg


    5. Улица ведёт к Протве. а мощёная плиткой дорожка вдоль вала.

    17-2431.jpg


    6. Помимо собственно вала, территорию кремля защищал крутой берег Протвы, окружающий кремль более чем на половину периметра.

    17-2439.jpg


    7. На валу, по обеим сторонам от улицы Кузнецкая гора, установлены памятники русским воинам, словно встречающие тех, кто поднимается от Протвы в центр города, к торговым рядам.

    17-2435.jpg


    8. На территории кремля находится Рождественский собор и здание присутственных мест. Собор был построен в 1552 году в честь победы дружины во взятии Казани, под предводительством князя Владимира Андреевича Старицкого. Собор был первым в Верее каменным храмом. В 1802-1812 годах храм существенно реконструировали, что полностью изменило его внешний облик. Была пристроена колокольня и трапезная, стены украшены живописью, возобновлены соборные иконостасы.

    17-2449.jpg


    9. В настоящее время собор восстанавливается. Говорят. что колокольня в таком виде - с покрашенным верхом и облупленным низом, стоит уже десяток лет. Официально, собор реставрируется с 1999 года...

    17-2448.jpg


    10. В 2000 году прошло первое торжественное богослужение, впервые зазвучали Рождественские колокола.

    17-2433.jpg


    11. Колокола звучали и сейчас - всё время, пока мы находились на этой древней территории, усиливая впечатление мощи, древности и святости этого места.

    17-2413.jpg


    12. В 1815 году, в нижней части собора, был захоронен генерал Иван Семенович Дорохов, который участвовал в освобождении города от французов.

    17-2447.jpg


    13. Жаль, что главная церковь города, расположенная внутри кремля, находится сейчас в таком состоянии.

    17-2446.jpg


    14.

    17-2437.jpg


    15.

    17-2436.jpg


    16.

    17-2444.jpg


    17.

    17-2442.jpg


    18.

    17-2441.jpg


    19.

    17-2419.jpg


    20

    17-2418.jpg


    21. Сегодня этот дом используется Рождественским собором в качестве церковного дома как домик причта.

    17-2417.jpg


    22. Раньше это была гауптвахта. Здание было построено на городище перед Рождественским собором в первой половине XIX века, является объектом культурного наследия и памятником федерального значения.

    17-2445.jpg


    23. С валов открывается живописный вид на Заречье и леса, окружающие город. Видна церковь Богоявления Господня. К ней можно подойти по мостику через Протву.  Церковь построена в 1777 году за счет средств купца М.Е. Седельникова на месте разобранной деревянной церкви святых Косьмы и Дамиана. Колокольню пристроили к церкви в 1782 году

    17-2434.jpg


    24. Церковь Богоявления Господня - образец церковного зодчества последней четверти XVIII века. Архитектурные и декоративные формы храма - спаренные пилястры на углах, фронтоны, абрис кровли, подчёркивают вертикали здания. Сомкнутый свод храма несет массивный световой восьмигранник барабана с миниатюрным глухим постаментом и фигурной главкой. Два нижних яруса колокольни несут прорезанный арками восьмерик звонницы, увенчанный каркасным шатром.

    17-2415.jpg


    25. Небольшая низкая трапезная связывает четверик с трехъярусной колокольней. Церковь Богоявления Господня является памятником истории и культуры регионального значения.

    17-2414.jpg


    26. В период бурного развития железных дорог Верея осталась в стороне от них, что превратило её в тихую провинцию. Гражданская застройка в Верее оказалась весьма проста и небогата. Видимо, во времена купеческого расцвета в XVIII веке строили больше из дерева, а французы в 1812 году город сожгли. Здание с ротондой - бывшее уездное училище 1788 года. Сейчас в нём располагается краеведческий музей.

    17-2420.jpg


    27. Слева к нему вплотную примыкает дом купца Митюшина.

    17-2428.jpg


    28. Рядом с музеем - часовня Параскевы Пятницы. Часовня построена примерно в конце XIX века. В 1999 году часовня была возвращена Рождественскому собору и отреставрирована. В часовне есть резная икона XVI века великомученицы Святой Параскевы Пятницы. Эта икона до революции была в Успенском храме, в селе Набережная слобода.

    17-2430.jpg


    29. Важным центром Вереи остаются торговые ряды (конец XVIII - начало XIX веков) и прилегающая Советская площадь.

    17-2411.jpg


    30. Во время Великой Отечественной войны торговые ряды были сильно разрушены, и восстанавливать их стали только в 90-е. При этом четверть комплекса отстроена заново, а четверть - вообще разобрана.

    17-2427.jpg


    31. Галерея торговых рядов состоит из дверей в лавки или лабазы.

    17-2429.jpg


    32. Говорят, раньше здесь были глубокие подвалы для хранения товара.

    17-2408.jpg


    33.

    17-2410.jpg


    34. Внутри торговых рядов - современные магазинчики.

    17-2424.jpg


    35.

    17-2421.jpg


    36.

    17-2426.jpg


    Для сравнения - несколько старых фото Вереи. Ничего особенно и не изменилось...











    Ну и это ещё не всё, что мы увидели в этом маленьком городке...
    Продолжение здесь...



    0 0



    Усадьба В.Н.Грибова (Резиденция посла Бельгии)

    Дважды в год 18 апреля и 18 мая проходят дни исторического и культурного наследия. В эти дни открываются двери, закрытых для экскурсионного посещения в остальные дни, зданий посольств, расположенных в исторических особняках. Резиденция посла Бельгии, фотоотчет о посещении которой предлагается вашему вниманию, находится в бывшей усадьбе В.Н.Грибова (Хлебный пер., д.15).

    Продолжение

    0 0

    Я теперь обретаюсь на территории Кировского завода. Территория там не очень весёлая, но административный уголок ничего.
    Ильич у администрации со вчерашнего дня как новенький.





    Апрельские снимки.

    Здание администрации с ещё некрашеным вождём.
    http://www.citywalls.ru/house23252.html





    Старая поликлиника (не нашла информации).





    Дореволюционное, более точной информации нет.
    http://www.citywalls.ru/house23954.html



    Цех, по виду конструктивизм 30-х, но не поручусь.





    Ещё одно административное здание рядом с условной площадью вокруг Ленина, тоже, может быть, конструктивизм.



    Дальше - танк.







    Ещё интересное здание - пожарное депо на полпути от проходной.
    http://www.citywalls.ru/house27815.html



    Остальное на территории, что я видела, как-то совсем грустно.



    Видела на карте мемориал Великой Отечественной, но не дошла до него.

    0 0

    Оригинал взят у shaptchitsв Зоны охраны объектов культурного наследия: вперед, в прошлое?
    (Моя статья о нынешнем бардаке с установлением зон охраны объектов культурного наследия в Петербурге)


    Санкт-Петербург. Корпуса фабрики "Красное знамя" (арх. Э. Мендельсон), включенные в шорт-лист номинации уникальных архитектурных объектов XX века Списка всемирного наследия ЮНЕСКО.

    «К сожалению, в действующих федеральных нормативно-правовых актах как таковое определение зон охраны отсутствует, в ст. 34 73‑ФЗ определения приведены лишь для конкретных видов зон охраны, а Положение - вопреки своему предназначению - не содержит никакой теоретической или практической детализации используемых в ст. 34 73‑ФЗ понятий. Вместе с тем, согласно п. 2.1  «Инструкции по организации зон охраны недвижимых памятников истории и культуры СССР», утвержденной Приказом Министерства культуры СССР от 24.01.1986 № 33 (далее — Инструкция-1986), зоны охраны памятников- это специально выделенные территории, предназначенные для обеспечения сохранности памятников и их среды, выявления их историко-художественной ценности и целесообразного использования. Указанная Инструкция-1986 ныне применяется в части, не противоречащей 73‑ФЗ[2]. Представляется, что ввиду значительно большей теоретической проработанности понятийного аппарата в Инструкции-1986 она должна использоваться в качестве необходимого дополнения как к 73‑ФЗ, так и к Положению, поскольку противоречия между этими документами ограничиваются кругом административных и гражданско-правовых вопросов, что естественно вследствие изменения экономических реалий за последние три десятилетия».

    «Совершенствование» законодательства не всегда приводит к его улучшению, и иногда целесообразен возврат к старому правовому регулированию. Представляется, что лучшим способом уточнения норм 73‑ФЗ о зонах охраны ОКН было бы законодательное закрепление всех норм Инструкции-1986 в части состава и назначения зон охраны ОКН, их границ и режимов использования».

    Подробнее см.:
    http://hraniteli-nasledia.com/articles/diskussii/instruktsiya-1986-vs-federalnyy-zakon-2017/#_ednref2

    См. также: "Все эти памятники – ненужный груз". Интервью с Р. Даяновым и С. Ковалёвым


    0 0

    1) За несколько дней до моего отъезда в Египет в рамках исследования российско-украинского пограничья я нелегально посетил село Карповичи Семёновского района Черниговской области Украины и проехался по сёлам Хохловка, Старый Ропск, Каменский хутор, Забрама, Чуровичи, Чёлхов, Крапивна, Ольховка Климовского района Брянской области России.
    Безотносительно того, что я чуть-чуть зашёл на территорию Украины, Климовский район родной Брянской области заслуживает посещения в рамках внутреннего туризма в качестве поездки выходного дня для многих жителей нашего региона только одним фактом, что на территории соседнего района с городом Клинцы находятся два уникальных для России храма в стиле украинского деревянного барокко.

    Дисклеймер
    Согласно Уголовному кодексу Украины, за незаконное пересечение государственной границы страны предусмотрена ответственность в виде ареста сроком до 6 месяцев или ограничения свободы до 3 лет. Аналогично, за незаконное пересечение границы Российской Федерации предусмотрена ответственность в виде лишения свободы до 2 лет или принудительными работами на тот же срок.
    IMG_4267.JPG
    Читать далее...

    0 0

    Когда видишь какое-нибудь удивительное, чаще всего псевдоготическое (а я обожаю готику) сооружение, почти всегда выясняется, что построено, вероятно (почти наверняка, возможно, скорее всего и т.д.) по проекту Баженова. Вот и церковь в усадьбе Знаменское (сейчас село Вешаловка) недалеко от Липецка также приписывается Баженову. Но, думаю, даже по внешнему виду можно почти однозначно это сказать – мне, например, она церковь в Быково очень напоминает.



    А самой усадьбой владели не кто-нибудь, а Татищевы – потомки любимого денщика Петра Великого, к этому же роду принадлежал и знаменитый историк Василий Татищев. Церковь построена якобы в 1794 г. (опять у Баженова все туманно). Усадебный дом Татищевых был скромный деревянный.



    В 1804 г. они продают имение Кожиным, очень интересному семейству, из которого вышел Михаил Кожин, бывший предводителем дворянства в Липецке, директором-акционером Липецких Минеральных вод, а сын его – очень предприимчивый человек, создает «Тамбовское горное и металлургическое анонимное общество».
    При Кожиных дом перестаивается, обкладывается кирпичом, в нем более 100 комнат. Теперь от него осталась только башня, да и та разрушается на глазах.





    Был регулярный французский парк, оранжереи, множество хозяйственных построек и каскад прудов, где плавал тюлень(!). Все это было…
    К счастью, сохранилась церковь, которая неожиданно появляется среди полей, деревень и лесов, как прекрасная игрушка.



    Партнеры блог-тура:



    0 0

    Оригинал взят у aritkinв Часовня Николая Чудотворца Можайского.



    Памятник небесному покровителю города Можайска Святому Николаю Можайскому был открыт в 1998 году. Часовня над ним возведена позже для лучшей сохранности памятника. Естественно, что часовня - это новодел, но он никогда и не претендовал на право считаться древним памятником архитектуры. Часовня носит символический характер. Никола Можайский считается небесным покровителем Можайска. Сохранилось предание, что в 1341 году, когда литовский королевич Ольгерд со своими рыцарями, продвигаясь к Москве, осадил Можайский кремль, над кремлем высоко в небе появился образ Николая-Чудотворца, который грозно потрясал мечом, который он держал в правой руке. А в левой руке он держал "Град Можай" (как бы модель собора, олицетворящего город). В страхе королевич Ольгерд отступил. Так был спасен Можайск. В таком виде Никола был изображен на деревянном образе, который стал святыней Можайска и хранился он на территории Можайского кремля до начала 20 века. Существовало поверье, что пока образ находится в городе, его не захватит ни один враг. По сути, так это и было. В начале 17 века образ увезли из города, и тогда город был захвачен и сожжен поляками. После революции 1917 года образ был перевезен в Третьяковскую галерею, где хранится в запасниках до настоящего времени. Хотя в своё время, особенно в период расцвета Можайска в 15-16 веках, к образу Святого собирался народ со всей Руси. Именно в таком виде изобразил скульптор Вячеслав Клыков образ Святителя Николая-Чудотворца в своей статуе, установленной на Никольской площади города Можайска ( к сведению: Вячесла́в Миха́йлович Клы́ков — советский и российский скульптор, президент Международного фонда славянской письменности и культуры, лауреат Государственной премии СССР (1982), председатель возрождённого Союза русского народа (2005—2006). Святой Николай считается и ныне покровителем Можайска и очень почитается в городе. В День святого Николая весеннего - 22 мая - традиционно в Можайске отмечается День города, очень многолюдный и интересный праздник. Памятник Святому Николаю стоит при въезде в город со стороны Бородино, он как бы защищает город от врагов, которые всегда приходили на Русь с запада, и благословляет путешественников, ибо расположен рядом со Старым Смоленским трактом (ныне улица Московская).

    https://www.tripadvisor.ru/ShowUserReviews-g1816344-d10157157-r418183370-Chapel_of_St_Nicholas_of_Mozhaysk-Mozhaysk_Mozhaysky_District_Moscow_Oblast_Ce.html#



    0 0

    Оригинал взят у stilett_1в Департамент природопользования и Фалькон Трейдерс вместе уничтожают парк усадьбы Строгановых на Яузе

    В мае 2017 года ООО «Фалькон Трейдерс» начало работы по уничтожению парка усадьбы Строгановых на Яузе – территории объекта культурного наследия федерального значения, природного комплекса, предназначенного к созданию особо охраняемой природной территоррии, усадебного парка XVIII века.

    Были вырублены десятки деревьев. У огромных кленов, лип, берез экскаваторами выдирали корни. Те, которые не брал экскаватор, вырубали топорами. Сотни квадратных метров старинного парка закатывали в асфальт и плитку – под дополнительные дорожки и площадки.




    Сразу же после начала работ выяснилось, что их никто не согласовывал. И неудивительно – все эти работы запрещены законом.

    Парк усадьбы Строгановых – крошечный. Площадь озелененной территории в нем более чем на 10000 кв.м. меньше минимально допустимой. В нем нельзя закрывать асфальтом или плиткой ни одного квадратного метра. Наоборот, нужно откуда-то взять дополнительные 10000 кв.м. территории, чтобы сделать ее зеленой.

    Деревья в парке огромные, стоят довольно близко друг к другу, корни выходят на поверхность. Любая попытка проложить в парке новые дорожки и кабели для фонарей – это уничтожение корней и гибель деревьев.

    Никакие новые дорожки и площадки в Строгановском парке не нужны. Дорожки в нем сформировались десятки лет назад, жителей они полностью устраивают. Люди все равно будут ходить там, где они ходят.

    В пределах 5 минут ходьбы от Строгановского парка находится 34 детских площадки, спортивных площадки и площадки для отдыха. Некоторые – прямо рядом с парком. Некоторые – в соседнем парке 1 мая (до него – 200 метров вдоль набережной). Никакие дополнительные площадки местным жителям не нужны. В отличие от множества других вещей – например, посадка новых деревьев или ремонт домов.




    Фонари внутри парка тоже никому не нужны – их прекрасно можно поставить по периметру парка, вдоль проездов вокруг усадьбы и детского туристического центра.

    Парк усадьбы Строгановых на Яузе – крошечная зеленая территория в центре Москвы. Огромные дубы, раскидистые клены, пружинящая под ногами лесная подстилка, бегущие между деревьями тропинки. Это фактически лес. Лес, чудом сохранившийся в центре огромного мегаполиса. Уникальная, удивительная драгоценность.

    Жители категорически против уничтожения природы парка для любых целей: площадок, дорожек, фонарей. Мы любим наш парк таким, какой он есть – естественным. С лесной подстилкой, лесными тропинками, соловьями и высокой травой. Без плитки, бетона и асфальта.





    Уничтожение природы парка за бюджетные деньги ради проведения запрещенных законом, чудовищно вредных и никому не нужных работ – это распил бюджетных денег на уничтожении нашего здоровья. Это коррупция в чистом виде.

    Сотни жителей написали в Департамент природопользования и потребовали не согласовывать незаконные, вредные и ненужные работы. Жители потребовали только посадить в парке деревья и огородить его маленькими заборчиками от заезда машин. Жители подробно, со ссылками на нормативные акты написали, какими законами запрещены запечатывание территории парка и прокладка через него коммуникаций.

    Несмотря на запрет закона и требования жителей, 30 июня 2017 года Департамент природопользования согласовал незаконные работы в Строгановском парке.

    Подрядчик ООО «Фалькон Трейдерс» продолжает уничтожать парк.

    Вырубает деревья, раскатывает тяжелой техникой хрупкую лесную подстилку, выдирает корни огромных кленов, лип, берез. Закатывает парк в плитку и асфальт.








    Все пишем и звоним:


    1. В департамент природопользования, префектуру ЮВАО и мэрию - требуем отменить согласование работ, запретить работы и восстановить парк

    (в прокуратуру мы тоже напишем, но чуть позже)

    телефон: 8-495-777-77-77- говорите про уничтожение деревьев в парке, и вас переводят на департамент природопользования
    (если по телефону – говорите, что в парке по адресу ул. Волочаевская, 38 (ПК № 15-ЮВАО) выдирают корни деревьев, в парке работает тяжелая техника, она ездит по парку, уничтожает траву, корни, повреждает почву, ни одно дерево не огорожено)

    адреса:
    департамент природопользования - http://eco.mos.ru/reception/
    префектура ЮВАО –
    мэрия - https://www.mos.ru/feedback/individual/


    текст письма:


    30 июня 2017 года Департамент природопользования и охраны окружающей среды (Департамент) согласовал ведение работ на территории природного комплекса ПК № 15-ЮВАО (ул. Волочаевская, 38) – было выдано заключение о соответствии проекта требованиям защиты зеленых насаждений.
    Заключение выдано неправомерно – возможно, по коррупционным причинам.


    1. Заключение согласует запечатывание почвы на территории ПК. При этом озелененная площадь ПК более чем на 10000 кв.м. меньше, чем этого требует Постановление Правительства Москвы № 49 (МГСН 1-01-99). Дополнительное уменьшение озелененной площади ПК не допускается.

    2. Прокладка новых запечатанных тропинок запланирована прямо по корням дереьев, с их уничтожением,

    3. прокладка кабелей на территории ПК запланирована на недопустимо маленьком расстоянии от деревьев, с уничтожением корней.

    ПК № 15-ЮВАО – это фактически лес. Нам не нужны новые площадки на территории ПК – площадок в пределах 5 минут ходьбы от ПК № 15-ЮВАО более чем достаточно (в т.ч. – прямо рядом с ПК, в т.ч. – в парке 1 мая).
    Нам не нужны новые дорожки – нас устраивают старые, грунтовые, там, где люди ходят много десятков лет.
    Нам не нужны фонари внутри зеленой территории – их можно установить по периметру, для освещения крошечного ПК этого хватит.
    Нам не нужны скамейки и урны на самой ценной, самой лесной территории-  между усадьбой и детской турбазой.
    Нам не нужен очередной асфальт и плитка. Мы любим наш естественный лес.

    Сейчас ООО «Фалькон Трейдерс» продолжает уничтожение ПК № 15-ЮВАО: вырубаются здоровые деревья, выдирают корни крупных деревьев, крупная техника ездит по газонам ПК, уничтожая траву и почву, оставляя огромные колеи, размалывая корни деревьев; ни одно дерево в зоне работ не огорожено!

    Мы требуем:
    - немедленно выдать предписание об остановке работ, уничтожающих парк,
    - отменить незаконное заключение Департамента,
    - убрать незаконное запечатывание и восстановить озелененную территорию парка в первоначальном виде.




    0 0

    Посетив СНТ "Плесково" в Новой Москве, где находится уникальный Храм-Кораблья отправился к ещё одной интересной достопримечательности в этих краях. Усадьба находится на территории недействующего санатория Михайловское. Несколько лет назад предпринимались попытки реставрации усадьбы, но в данном случае ремонт "не лечит, а калечит", старинные окна были заменены на пластиковые, а интерьеры полностью уничтожены.


    Не смотря на то, что санаторий уже больше года не действует, территория по прежнему охраняется, но охрана есть только возле главного входа. Беспрепятственно на территорию усадьбы можно попасть через дыру в заборе в 100 метрах от автобусной остановки "Новомихайловское"


    До усадьбу идти буквально 5 минут.
    По дороге первое на что обращаешь внимание - это Санаторский пруд (запруда на реке Язовня).










    Идём дальше








    Возле усадьбы находится часовня Михаила Архангела








    Главный дом усадьбы Михайловское












    Остатки фонтана


























    Какой-то заброшенный деревянный дом возле усадьбы.




    А теперь усадьба с другой стороны.










    Усадебный парк










    Крупная подмосковная усадьба Михайловское, отстроенная графом Михаилом Кречетниковым (1729—1793), видным деятелем екатерининского царствования, на берегу Пахры в Подольском уезде Московской губернии (с 2012 года Троицкий административный округ Москвы). Деревенька Бынево перешла во владении рода Кречетниковых после событий Смутного времени. Двухэтажный дом с протяжённым фасадом, мезонином и вензелями «М.К.» на балконах был выстроен на средства тульского и рязанского наместника М.Н.Кречетникова. В 1784 году имение посетил А.Т.Болотов. Планировка кирпичного двухэтажного усадебного дома с подвалом и мезонином была характерна для своего времени. На верхнем этаже помещалась анфилада парадных комнат овальной формы, а в самом центре - круглый двусветный зал. По сторонам партера были симметрично поставлены двухъярусные башни, в одной из которых была сушильня, а в другой — колокольня усадебной церкви. Хозяйственные службы и домовая церковь, освящённая в честь небесного покровителя барина, Михаила Архангела, были соединены с домом переходами. Выслушав советы Болотова по усовершенствованию усадебного хозяйства, Кречетников со смехом ответил:«Нет, нет, Андрей Тимофеевич, впредь ты ко мне, пожалуй, сюда не езди, а то ты меня заведешь в бесконечные хлопоты и убытки своими заманчивыми предложениями».

    Безбрачный генерал Кречетников не оставил прямых наследников. Во время нашествия французов, которые останавливались в Михайловском в 1812 году, усадебный дом не был заселён. В том же году его приобрела Мария Семёновна Бахметева, фаворитка другого екатерининского деятеля, графа Орлова-Чесменского. В 1826 году имение унаследовал её племянник С.В.Шереметев, После его смерти в 1834 году оно перешло к А.С.Мусину-Пушкину, насадившему в теплицах и оранжереях сливы и персики чудесного вкуса, о которых, по свидетельству современника, рассказывал всем «с чувством умиления». С началом Великих реформ усадьба была продана, но в 1870 году Сергей Шереметев вернул её шереметевскому роду, взяв для покупки кредит. Именно в этой усадьбе, а не в дедовском Кусково или Останкино, его семейство проводило каждое лето, выезжало на охоту и весело справляло именины. По сторонам от главного дома по проекту Н.В.Султанова были построены новые корпуса, в которые С.Д.Шереметев перевёз свои библиотеку и картинную галерею. Жена владельца Екатерина Павловна (внучка поэта П.А.Вяземского) за создание в Михайловском естественно-исторического музея была избрана почётным членом Русского ботанического общества. «С 1870 года Михайловское служит нам дорогим убежищем, родным и памятным. Здесь протекали лучшие годы жизни, и здесь же наросло и стало на ноги молодое поколение» - писал владелец усадьбы. Он тщательно разобрал хранившиеся в доме бумаги прежних владельцев, включая переписку Бахметьевой с Орловым-Чесменским и его дочерью, и опубликовал их в 2-х томах. Шуточную «тайную канцелярию»по сортировке и переписке документов «возглавлял его превосходительство генерал Н. П. Барсуков. Действительным переписчиком являлся 16-летний Дмитрий Шереметев, действительным секретарем 10-летний Пётр, а переписчиками тайной канцелярии в тайном подвале были 15-летний Павел (будущий затворник Напрудной башни Новодевичьего монастыря) и 13-летняя Анна».

    В 1918 году усадьба Шереметевых была национализирована и объявлена музеем дворянского быта. Однако уже в 1920-е годы в графские интерьеры въехал дом отдыха Общества политкаторжан. Башни-павильоны и церковь были снесены. В послевоенное время в Михайловском помещался санаторий Министерства угольной промышленности. В 90-е годы, спустя несколько лет после реставрации, главный дом усадьбы Михайловское превратился в то, что мы видим сейчас. Буквально за десять лет были разрушены все изразцовые печи и уничтожен интерьер усадьбы. Сейчас евроокна и двери усадьбы забиты гвоздями, чтобы туда никто не попал. Сегодня усадебно-парковый ансамбль XVIII века скрыт от посторонних глаз за глухим высоким забором и современными корпусами ОАО «Курорт Михайловское».


older | 1 | .... | 247 | 248 | (Page 249) | 250 | 251 | .... | 296 | newer