Are you the publisher? Claim or contact us about this channel


Embed this content in your HTML

Search

Report adult content:

click to rate:

Account: (login)

More Channels


Channel Catalog


Channel Description:

АРХИТЕКТУРНОЕ НАСЛЕДИЕ - LiveJournal.com

older | 1 | .... | 278 | 279 | (Page 280) | 281 | 282 | .... | 296 | newer

    0 0

    em1.jpg

    Информация и фотографии в теме по ссылке - http://vif-vrn.ru/viewtopic.php?t=1040


    0 0

    50.jpg

    Информация и фотографии в теме по ссылке - http://vif-vrn.ru/viewtopic.php?t=1031


    0 0

    em1.jpg

    Информация и фотографии в теме по ссылке - http://vif-vrn.ru/viewtopic.php?t=1040


    0 0


    0 0

    Арбату 525 лет!



    В начале XX века по этому адресу отправлялись пачки писем. Все они предназначались одному человеку - владельцу дома, адвокату Фёдору Плеваке. Адрес указывали так: "Москва. Новинский бульвар, собственный дом. Главному защитнику Плеваке". Или просто: "Москва. Федору Никифоровичу".
    Пойдём и мы по этому адресу, но сначала небольшая справка об этой легендарной личности.
    Можно сказать, что за всю историю отечественной адвокатуры не было более популярного человека, чем Ф.Н. Плевако. Даже его фамилия стала нарицательной как синоним экстраординарного адвоката, не знающего поражений, говорили: "Найду другого Плеваку".
    Федор Никифорович Плевако (1842-1909) окончил юридический факультет Московского университета. Часто защищал в суде клиентов, не имеющих денег, бесплатно, иногда оплачивал их непредвиденные расходы. Прославился благодаря своему ораторскому искусству. В круг его друзей входили знаменитые деятели культуры - художники Михаил Врубель и Константин Коровин, режиссер, актер и театральный теоретик Константин Станиславский, оперный певец Федор Шаляпин, актриса Мария Ермолова.


    Фёдор Никифорович Плевако. Фото: Государственный музей политической истории России

    Самый короткий анекдот о нём звучит так:
    Судили священника. Набедокурил он славно. Вина была доказана. Сам подсудимый во всем сознался. Поднялся Плевако. "Господа присяжные заседатели! Дело ясное. Прокурор во всем совершенно прав. Все эти преступления подсудимый совершил и сам в них признался. О чем тут спорить? Но я обращаю ваше внимание вот на что. Перед вами сидит человек, который тридцать лет отпускал вам на исповеди грехи ваши. Теперь он ждет от вас: отпустите ли вы ему его грехи". Священника оправдали.
    Пожалуй, наибольший общественный резонанс из всех уголовных дел с участием Плевако вызвало необычное, взволновавшее всю Россию дело Саввы Ивановича Мамонтова (1841-1918) в Московском окружном суде 31 июля 1900 года. Судили Мамонтова, двух его сыновей и брата по обвинению в растрате средств Московско-Ярославско-Архангельской железной дороги. Суд признал факт растраты, но все подсудимые были оправданы. Газеты печатали речь Плевако, цитировали ее, комментировали: "Плевако освободил Савву Мамонтова!"
    В знак благодарности Савва Мамонтов подарил Федору Никифоровичу майоликовые панно для строящегося доходного дома, вот этого самого - на Новинском бульваре, 18а.




    Один из примеров северного модерна в Москве - дом на Новинском бульваре, был построен в 1905 году по проекту архитектора польского происхождения Петра Микини (1871-1918). Дом полностью сохранил свою планировку, его отличают массивные формы, отсутствие в убранстве фасада мелких деталей, естественные природные цвета и фактуры. Помимо майоликовых вставок, здание украшает лепнина с ветвями растений и женскими фигурами.
    Характерными признаками доходных домов в стиле модерна, помимо декоративных украшений, являются, прежде всего, выделение лестничных пролетов и уникальный декор лестничных окон. В данном случае лестничные части выделяются щипцовыми завершениями в духе сказочных теремов. Очень характерны для модерна и различные формы окон.




    С Новинского бульвара дом не виден - он расположен во дворе. Может быть, поэтому он не так известен, как другие доходные дома в стиле модерн.




    Часть фасада кирпичного здания покрыта грубой штукатуркой с фактурной отделкой, имитирующей необработанную поверхность пористого камня.




    Огромные консоли оригинальной формы, которые поддерживают балконы, не имеют аналогов в Москве.








    Стены выкрашены в светло-бежевые тона, на фоне которых выделяются белые лепные детали и яркие панно из майолики - керамической плитки из обожженной пористой красной глины, покрытой глазурью и красками. Её использование также характерно для северного модерна. Плитка была изготовлена в Абрамцевской гончарной мастерской. Самые большие майоликовые панно расположены над входами в подъезд.




    Две большие мозаики выложены из разноцветных плиток квадратной формы в бирюзово-сине-фиолетовой гамме, символизирующей морскую пучину.




    Панно дополняют изразцы "Рыбки", выполненные по эскизу Михаила Врубеля.












    Мозаики меньшего размера расположены в нишах под балконами.




    На одной из них - арка, увитая ветвями с плодами, под ними плывет пара лебедей к стоящему на берегу павлину.




    На другой - изображена девушка с распущенными волосами, пробирающаяся сквозь заросли.




    Сначала показалось, что это летящая Маргарита...




    На днях доходный дом адвоката Федора Плевако получил статус выявленного объекта культурного наследия города Москвы как образец северного модерна.




    В настоящее время четырехэтажный многоквартирный дом является жилым. Со стороны двора он выглядит вполне благополучно и ухоженно.




    Во дворе этого дома стоит заржавевший "Запорожец", по-видимому кто-то давно уже засиделся в гостях и не хочет покидать этот славный домик в отличном месте...



    Другими наиболее известными работами московского архитектора Петра Микини являются доходный дом на Чистопрудном бульваре, 14, строение 3 (построен в 1908 году совместно с архитекторами Львом Кравецким и художником Сергеем Вашковым) и доходный дом в Армянском переулке, 1/8, строение 1 (построен в 1901-1905 годах совместно с архитектором Владимиром Властовым). Эти здания признаны объектами культурного наследия регионального значения.
    Источники информации:
    www.mos.ru
    www.timesaver.ru

    0 0

    Современное село Большие Озерки находится в 20 км от Плавска, меня сюда привели руины храма рубежа 18-19 веков в честь Благовещения Пресвятой Богородицы:



    До революции село носило название Благовещенское-Озерки и в нем в конце 18-го располагалась усадьба Соковниных. Именно при них, в период с 1793 по 1804 год здесь был построен кирпичный храм в стиле классицизма. Деньги на его строительство были выделены тогдашним помещиком Михаилом Соковниным.

    (Читать дальше...)

    0 0




    За московским ипподромом, ставшим в конце XIX века центром конного спорта в Москве, расположился особый "лошадиный" район - сеть Скаковых улиц. В начале XX века в районе нынешней Беговой возводились частные конюшни владельцев скаковых лошадей. Самым роскошным оказался настоящий замок для лошадеймиллионера, владельца бакинских нефтяных скважин Леона Манташева на Скаковой аллее. Скаковые конюшни Манташева видны слева на фотографии.




    Неподалёку расположилось ещё одно интересное и элегантное здание в неоклассическом стиле, связанное с конным спортом. Летом его даже трудно заметить за кронами разросшихся деревьев, поэтому пришлось отправиться на съёмку зимой. Это бывший дом Московского Скакового общества, построенный в 1903-1905 годах.
    История его такова: Скаковое общество объявило конкурс на проект нового здания в стиле английской готики, где располагались бы канцелярия общества, залы заседаний, кабинеты его членов и где могли бы проходить встречи, приёмы и торжественные обеды. Лучшей была признана работа молодого архитектора Ивана Владиславовича Жолтовского, который сумел убедить членов Скакового общества, что проект в неоклассическом стиле будет более уместен в этом тихом уголке Москвы.




    Дом Скакового общества стал ярким образцом неоклассического направления начала XX века. Это было первое здание, построенное в Москве по проекту Жолтовского, впоследствии ставшего одним из ведущих советских архитекторов. Дом в марте 2016 года был наконец включен Департаментом культурного наследия Москвы в единый государственный реестр как памятник регионального значения.


    Дом Скакового общества в 1906-1907 годах. Фото: https://pastvu.com/p/26959

    Сейчас дом Скакового общества пустует и выглядит очень печально. В торце флигеля на углу участка есть дверь с табличкой “Бюро пропусков”. В советские годы здание занимал Всесоюзный научно-исследовательский институт коневодства, а лепное украшение на фасаде напоминает о том, что позднее в здании располагалось Управление командующего Морской авиацией ВМФ СССР.




    Здание, сохранившее до наших дней свой первоначальный облик, стоит с некоторым отступом от красной линии Скаковой аллеи, оно трехэтажное, с двумя ризалитами на главном фасаде.




    Парадный вход в здание оформлен классическим портиком с разорванным фронтоном и колоннами коринфского ордера.




    Фасад украшен лепными фризами с изображениями на античные темы.








    И конечно, в лепнине преобладают изображения скачущих всадников.




    Небольшая часть здания, занятая коммерческой фирмой, визуально кажется в лучшем состоянии.




    Боковой фасад оформлен полуротондой с балконом наверху. Говорят, что раньше с этого балкона можно было наблюдать за скачками на ипподроме. Сейчас это даже трудно себе представить...
















    На первом этаже здания располагались хозяйственные помещения и комнаты членов Скакового общества, на втором служебные помещения - канцелярия и зал для записи скаковых лошадей, на третьем этаже - парадные залы: зал для общих собраний и приемов, столовая, гостиная, библиотека, буфет, бильярдная. Первоначальная планировка дома сохранилась до наших дней. Большая часть декоративного оформления интерьеров - потолочная живопись, фигурные карнизы, медальоны с лепными барельефами и полуколонны, тоже сохранилась, но требует очень серьёзной реставрации.




    Интерьеры Дома Скакового общества расписал известный российский график, живописец, театральный художник Игнатий Нивинский. В 1900-1910-х годах он много работал в Москве как художник-монументалист, участвовал в оформлении Музея изящных искусств на Волхонке, гостиницы "Метрополь", Киевского вокзала и Малого театра.


    Вестибюль, лестница, гардероб, входная дверь



    Приемная, потолок вестибюля


    Так выглядел главный зал Скакового общества в начале XX века. Позже картины и скульптуры отсюда попали в собрание Третьяковской галереи и музея Коневодства.


    Главный зал Скакового общества, столовая, 1908-1912

    После революции Скаковое общество прекратило своё существование, а дом был национализирован. В марте 2016 года по решению Мосгорнаследия дом по адресу Скаковая аллея, 7 (Скаковая ул., 16) признан объектом культурного наследия регионального значения.






    Источники информации: data.mos.ru , um.mos.ru
    Фото современного состояния интерьеров www.mos.ru
    Фото исторических интерьеров pastvu.com

    0 0


    0 0


    0 0

    Этот пост, конечно, “offtopic”, но, думаю, меня поймут: невозможно молчать.

    От трагедии, произошедшей в Кемерово кровь стынет в жилах, и волосы становятся дыбом.
    Сейчас все кинулись разбираться в причинах. Их множество. Но никто не говорит об одной из самых главных.
    Большинство погибших детей заживо сгорели в закрытом кинозале.
    И это может повториться в любой день в любом городе. В нынешних кинотеатрах напрочь отсутствуют не только пожарный, а просто запасные выходы. В советских кинотеатрах входы в кинозалы и выходы из них были разделены. И выходы обязательно были прямо на улицу. Те, кому за тридцать, вспомните кинотеатры, в которые Вы сами ходили в детстве и юности.
    Сейчас в любом кинозале всего одна дверь, которая служит и входом и выходом. Причём, как правило, очень узкая: два человека еле разойдутся. Дверь выходит в небольшой холл или узенький коридорчик, куда выходят двери ещё трёх-черырёх-пяти таких же кинозалов. То есть, это готовая мышеловка-душегубка.
    Почему так делается, и дураку ясно: чтобы «выжать побольше бабла» с каждого квадратного метра. О людях, их безопасности никто не думает: ни проектировщики, ни строители, ни хозяева этих комплексов и кинотеатров, ни чиновники, которые всё это утверждают и «закрывают глаза» на все нарушения. Демография! Рассуждения о будущем! Какая «демография»? Какое «будущее»?! Если для всех – от правительственных чиновников до какого-нибудь мелкого провинциального дельца, - люди это мусор и расходный материал. Человеческая жизнь для этих господ – если это не их собственная драгоценная, - ничего не стоит. Главное – деньги и «финансовая оптимизация».
    Большинство детей в Кемерово сгорели в запертом кинозале. Зал заперли, потому что владелец кинотеатра опасался, что какой-то ребёнок может во время сеанса проникнуть в кинозал, и он не дополучит свои 200, 300, 500 … руб. (не знаю, сколько там билет стоит). И вот из-за этих нескольких сотен рублей сгорело заживо около сорока детей.
    Но это так, лирика.
    По существу.
    Надо закрыть все кинозалы, все концертные залы, в которых нет отдельных выходов (не в развлекательных, торговых и прочих комплексах, где эти залы располагаются – это само собой, - а именно в самих кинозалах и концертных залах). И запретить размещение таких залов где-либо, кроме первых этажей, так, чтобы у них были прямые выходы на улицу.
    Если этого не сделать, трагедии, подобные кемеровской, будут повторяться. Может, с ещё более жуткими последствиями.
    А хозяина кинотеатра, из-за жадности которого в кинозале сгорели дети, показательно расстрелять. Служителя, который закрыл дверь и куда-то исчез, бросив детей в запертом зале, может, и не расстреливать – ясно, что не по собственной инициативе дверь запирал, - но лет на пять посадить, чтобы другие думали, когда будут исполнять подобные распоряжения и приказы на закрытие залов.
    А чтобы до этого наши власть предержащие побыстрее созрели, можно пока объявить бойкоты всем таким кинозалам - потенциальным крематориям. Устраивать возле них пикеты с соответствующими плакатами.
     

    0 0

    На данный момент самый большой по площади заброшенный усадебный дом, который мне попался за все то время, что я катаюсь по различным заброшкам, находится в 17 км от города Дорогобужа Смоленской области, где в селе Алексино сохранился архитектурный ансамбль усадьбы дворян Барышниковых.



    Строительство усадьбы в конце 18-го века затеял в Алексино родоначальник рода Барышниковых – Иван Барышников. Первоначально проект парка и хозяйственных построек при усадьбе разрабатывал известный московской архитектор Матвей Казаков, по его же проекты была построена и церковь Михаила Архангела, которую мы также посетим.

    Читать дальше...

    0 0



    Хорошенький игрушечный домик в семь окон, зажатый двумя крупными домами, похож на нарядную шкатулку. Приятно, что он в отличном состоянии и ничто не портит его стильный вид. Это особняк О.В. Козловской на Поварской улице (дом 28, строение 3). Фасад особняка выполнен с элементами готики: стрельчатые окна второго этажа, розетка в арке над сдвоенным окном с полуколоннами, лепные аркатуры. Нижний ярус украшен рустом и фигурным обрамлением окон. В 2004 году особняк XIX века был реконструирован и признан объектом культурного наследия, памятником архитектуры.
    Особняк был построен в 1884 году. Собственницей владения и заказчиком особняка была Ольга Викентьевна Козловская, известная своей благотворительной деятельностью. Строительством руководил архитектор К.И. Андреев. В 1913 особняк вместе с двором на Поварской, 28 был приобретён состоятельным адвокатом и крупным предпринимателем Владимиром Карловичем Тубенталем. Он и его семья использовали готический особняк для проживания, а на остальной части владения в 1913 году отстроили примыкающий к особняку большой четырехэтажный доходный дом.




    Современный девятиэтажный жилой дом (№ 28 стр. 2) построен в 2004 году на месте снесённого здания. В границах исторического домовладения, сформировавшегося на месте дома №28 на Поварской в начале XIX века, находились три строения.




    Доходный дом (№ 28 стр. 1) построен на углу с Малым Ржевским переулком в 1913 году по проекту архитектора И.А. Германа. До октябрьской революции в доме жили театральная актриса А.А. Яблочкина и архитектор дома И.А. Герман. В советское время здесь жили известные музыканты, полярный лётчик, и даже два маршала Советского Союза. В результате проведённой в 2004 году  реконструкции высота здания увеличилась на один этаж.




    0 0



    На заглавном фото гидроузел в Карамышевской излучине выглядит вполне благополучно. Он включает в себя бетонную плотину, гидроэлектростанцию, шлюз № 9, и перекинутый через него железобетонный мост для автомобильного движения.
    Вот ещё идиллический вид сверху на гидроузел:


    Фото: ТАСС/Сергей Бобылев

    Сйчас здесь развёрнуто грандиозное строительство нового моста. Строящийся мост должен стать частью Северо-Западной хорды и заменить "устаревший и слишком узкий" Карамышевский мост. Новый мост пройдёт над шлюзом № 9 в Карамышевском спрямлении Москвы-реки в 400 м от старого, построенного в 1937 году.




    Предполагалось, что мост будет иметь вантовую конструкцию с опорой в центре в виде перевернутой буквы Y. Вот такие красивые картинки показывали в Московских новостях и на сайте Москвы:




    Но строящийся мост, судя по всему, уже не вантовый, как обещали ещё в 2017 году, а самый обычный, что и видно на стенде, установленном рядом со стройкой. В общем, обещали одно, а что получим, неизвестно...




    С Карамышевского моста открывается вид на шлюз, технически сложное историческое сооружение. Это первый шлюз, возникающий на пути следования из центра Москвы на север в сторону Волги, поэтому его архитектурное оформление - особенно торжественное. Руководил строительством в Карамышевской излучине архитектор А.М. Рухлядев - автор здания Химкинского речного вокзала, ученик архитектора А.В. Щусева.




    Башни управления шлюза решены как мемориальные монументы. Высокие прямоугольные объемы на всю высоту прорезаны арочными нишами. Плоские пилястры по продольной стороне башен превращаются в углах торцов во внушительные, квадратные в сечении, столбы, несущие арки перекрытия.




    Пока непонятно, как стройка повлияет на состояние и работу Карамышевского шлюза. Слишком близко развернулось строительство.




    Реконструкция Карамышевской набережной должна начаться уже в этом году. По плану набережная станет продолжением единой пешеходной зоны вдоль Москвы-реки с пешеходными и велодорожками, лавочками и зонами отдыха.




    Сейчас набережная представляет собой пять километров неблагоустроенной территории. Она начинается от 3-го Силикатного проезда и заканчивается Карамышевским проездом, переходящим в набережную Новикова Прибоя.




    Однако пока всё идёт с большими потерями: вековые деревья выкорчеваны с корнем, повреждены норки обитавших здесь животных.




    Неизвестно, не пострадает ли Карамышевский шлюз, увидим ли мы потом такую картину?



    Подробно


    0 0

    1) Старые немецкие города Калининградской области России - моя тайная страсть с 2011 года с момента первого посещения Петербургаи Выборга, после чего стал интересоваться темой феномена ксенополисов, под которыми следует понимать города и веси (да и целые регионы) России, в которых сохранились зримые следы других государств или народов. Архитектурные памятники, необычная планировка и пейзаж, иной облик дорог и транспорта. Поэтому, начиная с 2014 года, когда я активно начал вести блог и одновременно и больше ездить (ведение своего журнала подстёгивают путешествия), посетил Себеж, Печоры, Изборск, в 2012-2013 гг. писал диссертацию на тему "Влияние архитектурного пространства на субъективное благополучие человека". О Черняховске будут 4-5 частей (ввиду сильной занятости, нет возможности пока писать большие посты), в которых мы и увидим один из самых интересных городов Калининградской области и России. IMG_9515.JPG</p>
    Читать далее...

    0 0

    На данный момент самый большой по площади заброшенный усадебный дом, который мне попался за все то время, что я катаюсь по различным заброшкам, находится в 17 км от города Дорогобужа Смоленской области, где в селе Алексино сохранился архитектурный ансамбль усадьбы дворян Барышниковых.



    Строительство усадьбы в конце 18-го века затеял в Алексино родоначальник рода Барышниковых – Иван Барышников. Первоначально проект парка и хозяйственных построек при усадьбе разрабатывал известный московской архитектор Матвей Казаков, по его же проекты была построена и церковь Михаила Архангела, которую мы также посетим.

    Читать дальше...

    0 0



    Хорошенький игрушечный домик в семь окон, зажатый двумя крупными домами, похож на нарядную шкатулку. Приятно, что он в отличном состоянии и ничто не портит его стильный вид. Это особняк О.В. Козловской на Поварской улице (дом 28, строение 3). Фасад особняка выполнен с элементами готики: стрельчатые окна второго этажа, розетка в арке над сдвоенным окном с полуколоннами, лепные аркатуры. Нижний ярус украшен рустом и фигурным обрамлением окон. В 2004 году особняк XIX века был реконструирован и признан объектом культурного наследия, памятником архитектуры.
    Особняк был построен в 1884 году. Собственницей владения и заказчиком особняка была Ольга Викентьевна Козловская, известная своей благотворительной деятельностью. Строительством руководил архитектор К.И. Андреев. В 1913 особняк вместе с двором на Поварской, 28 был приобретён состоятельным адвокатом и крупным предпринимателем Владимиром Карловичем Тубенталем. Он и его семья использовали готический особняк для проживания, а на остальной части владения в 1913 году отстроили примыкающий к особняку большой четырехэтажный доходный дом.




    Современный девятиэтажный жилой дом (№ 28 стр. 2) построен в 2004 году на месте снесённого здания. В границах исторического домовладения, сформировавшегося на месте дома №28 на Поварской в начале XIX века, находились три строения.




    Доходный дом (№ 28 стр. 1) построен на углу с Малым Ржевским переулком в 1913 году по проекту архитектора И.А. Германа. До октябрьской революции в доме жили театральная актриса А.А. Яблочкина и архитектор дома И.А. Герман. В советское время здесь жили известные музыканты, полярный лётчик, и даже два маршала Советского Союза. В результате проведённой в 2004 году  реконструкции высота здания увеличилась на один этаж.




    0 0




    На снимке второй слева - «Дом Л. И. Штиглица (Запасной дворец вел. кн. Павла Александровича)», расположенныйпо наб. Адмиралтейского канала д. 29 (Галерная ул., 54).

    29 марта 2018 года на Совете по сохранению культурного наследия при Правительстве Санкт-Петербурга впервые была рассмотрена «спорная» экспертиза по «Дому Л.И. Штиглица (Запасной дворец вел. кн. Павла Александровича)», расположенному на набережной Адмиралтейского канала, 29 и на Галерной улице, 54. Градозащитники настаивали на отклонении отрицательной экспертизы В. Трушковского, которую поддержала так называемая "рабочая группа" Совета и руководство КГИОП, и требовали включить объект в реестр памятников. При этом всплыли скандальные документы, изобличающие КГИОП и члена "рабочей группы" Совета Р. Даянова в согласовании возведения незаконной мансарды на доме. Участники Совета пришли к выводу о том, что современные искажения исторических очертаний здания - не повод отказывать ему в охранном статусе. Согласие с выводами эксперта Трушковского стало бы прецедентом для снятия с охраны и других исторических зданий. Вице-губернатор Игорь Албин поручил проверить законность возведения мансарды на «Доме Л.И. Штиглица (Запасной дворец вел. кн. Павла Александровича)». После обсуждения Совет так и не смог принять решения из-за... отсутствия кворума. Напомним суть вопроса.



    Мы писали, как руководство КГИОП навязало Совету по сохранению культурного наследия при Правительстве Санкт-Петербурга свой новый продукт - «Положение о рабочей группе Совета»и её персональный состав из 9 человек. Проанализировав этот документ, мы показали, как с его помощью через решения «рабочей группы» КГИОП в интересах строительного лобби будет фильтровать повестку заседаний Совета и навязывать ему проекты выгодных решений. И обещали следить за возникшей ситуацией. Сегодня у нас есть повод продолжить эту тему.

    Как мы и ожидали, одним из первых «дел» новоиспечённой «рабочей группы» должна была стать «помощь» господам С. Макарову и И. Албину в легализации рекомендаций скандальных экспертиз из так называемого«списка Трушковского». Напомним, речь идёт о тендере на проведение 55 государственных экспертиз исторических зданий и комплексов построек Северной Коломны и Новой Голландии с целью снятия с государственной охраны наиболее привлекательных из них для инвесторов. Тендер на 24 млн. руб, проводившийся год назад Комитетом по строительству Смольного, к удивлению многих выиграло  ООО «ЛенСтройУправление» господина В. Трушковского, который вскоре собственноручно подготовил и представил в КГИОП первые отрицательные заключения.

    Общественность забила тревогу. В КГИОП были представлены замечания, вскрывшие грубейшие нарушения, как при проведении экспертиз, так и самого тендера, с требованием к КГИОП не согласовывать выводы экспертиз. Аналогичную позицию заняла Ассоциация экспертов Санкт-Петербурга и Ленинградской области, аттестованных Минкультуры для проведения ГИКЭ. Активисты обратились в прокуратуру с требованием проверки законности тендера и выводов экспертов, а также в Минкультуры РФ и в администрацию Президента РФ.


    А что же прелестный КГИОП? Комитет активно защищал выводы «своего» эксперта, но под давлением возмущённой общественности вынужден был взять паузу. Как теперь видно, это время было использовано чиновниками для подготовки и протаскивания через Совет по сохранению культурного наследия «Положения о рабочей группе». Ей, по замыслу разработчиков, и предстояло отныне стать тем карманным органом, имитирующим общественный контроль, с помощью которого можно штамповать нужные чиновникам решения без оглядки на закон и реальное общественное мнение.

    И события не заставили себя ждать. 16 Августа на третье заседание рабочей группы в качестве «пробного шара» были вынесены заключения экспертизы по двум объектам из пресловутого «списка Трушковского»: по «Дому В. Г. Никонова» по наб. Адмиралтейского канала, д. 7, и по «Дому Л. И. Штиглица (Запасной дворец вел. кн. Павла Александровича)»по наб. Адмиралтейского канала д. 29 (Галерная ул., 54). Обе экспертизы выполнил в качестве аттестованного эксперта В.Э. Трушковский, он же сам их утвердил в качестве генерального директора ООО «ЛенСтройУправление». Заметим, что Трушковский – единственный аттестованный эксперт, работающий на постоянной основе в ООО «ЛенСтройУправление». На эти нарушения градозащитники давно уже обратили внимание КГИОП и прокуратуры, но КГИОП упорно не хочет видеть здесь ни конфликта интересов, ни нарушений закона.



    "Дом В. Г. Никонова", расположенный по наб. Адмиралтейского канала, д. 7


    Случайно ли, но на заседании рабочей группы 16 августа отсутствовали М. Резник, Б. Кириков и В. Лисовский, которые могли проголосовать против выводов экспертизы. Но сложилось, как сложилось. По «Дому В. Г. Никонова» (по наб. Адмиралтейского канала, д. 7) присутствовавшие члены рабочей группы после обсуждения согласились с выводами экспертизы: мол, исторический участок фактически не сохранился, здание было надстроено в советские годы, то есть конфигурация кровли была изменена, в результате проведенного во второй половине XX века капитального ремонта интерьеры утрачены. При этом было принято во внимание, что исторический фасад охраняется городским законом №820-7. У этого решения, однако, остаётся стойкий привкус компромисса, напрасной уступки. Поскольку ничто не мешало включить объект в реестр как формирующий исторически сложившийся архитектурный ансамбль набережной Адмиралтейского канала, а предметом охраны сделать не только лицевой фасад, но и что не менее важно, наружные габариты здания. Теперь же инвестору открыли путь к надстройке дворового флигеля и даже лицевого, что неизбежно исказит внешний облик всего ансамбля набережной, как это сегодня мы можем наблюдать во многих местах.


    "Дом Л. Штиглица", лицевой фасад по наб. Адмиралтейского канала, д.29


    По второму объекту - «Дому Л. И. Штиглица (Запасной дворец вел. кн. Павла Александровича)»по наб. Адмиралтейского канала д. 29 (Галерная ул., 54) – на заседании развернулась «серьёзная борьба». Было установлено, что эксперт не сумел собрать, обобщить и представить в заключении экспертизы материалы, показывающиесвязь дома со значительными историческими событиями и жизнью выдающихся деятелей отечественной истории и культуры. И в частности, с историей художественно-керамического производства«Гельдвейн-Ваулин», контора которого располагалась в лицевом корпусена наб. Адмиралтейского канала, 29, в начале ХХ века.

    В эти годыхудожественно-керамическое производство«Гельдвейн-Ваулин» переживало период наивысшего расцвета, его вклад в декоративно-художественное убранство многих зданий Санкт-Петербурга уникален и не превзойдён до настоящего времени. Среди сотрудничавших с ним и неоднократно посещавших контору художников были такие выдающиеся фигуры русского искусства как М. А. Врубель, М. А. Серов, К. А. Коровин, Е. Е. Лансере, Н. К. Рерих, С. В. Чехонин, К. С. Петров-Водкин, П. В. Кузнецов и многие другие. Среди созданных художественно-керамическим производством «Гельдвейн-Ваулин» в этот период произведений достаточно назвать майоликовый фриз Н. К. Рериха на доме страхового общества «Россия» (ул. Б. Морская, 35, 1905-1907 гг.), майоликовое и фарфоровое убранство Соборной мечети в Петербурге (С. С. Кричинский, Гоген А. И., 1910-1917), майоликовый камин М. А. Врубеля в Доме Бажанова (1908), работы для Морского собора в Кронштадте, Ярославского вокзала и Третьяковской галереи в Москве. Обо всём этом В. Трушковским в экспертизе не было сказано ни слова.

    Как, впрочем,  и о том, что «Дом Л. И. Штиглица (Запасной дворец вел. кн. Павла Александровича)» на протяжении почти двухсот лет формирует уличный фронт застройки Адмиралтейской набережной, являясь неотъемлемой частью её архитектурного ансамбля. Здание находится в визуальной связи с комплексом Новой Голландии и в композиционном взаимодействии с местом слияния Адмиралтейского канала и реки Мойки. Вывод из-под охраны государства любой его части как в интересах инвестора, так и в результате ошибок эксперта, грозил бы невосполнимыми утратами всему исторически сложившемуся архитектурному ансамблю. Это абсолютно недопустимо исходя из принципа презумпции сохранности объекта культурного наследия при любой намечаемой хозяйственной деятельности, закреплённого ст.29Федерального закона «Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации».

    Тем не менее, в результате обсуждения большинством голосов присутствовавших (председатель КГИОП С. Макаров, его первый зам. А. Леонтьев и примкнувший к ним хозяин архитектурного бюро «Литейная часть 91» Р. Даянов) при двух голосах против (Ю. Минутина и М. Штиглиц) и одном воздержавшемся (Н. Явейн) рабочая группа  согласилась с «выводами» экспертизы. По утверждению «тройки», поддержавшей выводы эксперта Трушковского, лицевой корпус здания в стиле классицизм, выходящий на Адмиралтейский канал, был незаконно надстроен без согласования с КГИОП уродливой мансардой, обезобразившей исторический облик дома и поэтому оно не должно охраняться государством.


    С.В. Макаров, председатель КГИОП, заместитель председателя Совета по сохранению культурного наследия при Правительстве Санкт-Петербурга, председатель рабочей группы Совета.


    Р. М. Даянов, архитектор, владелец и директор ООО «Архитектурное бюро «Литейная часть 91», член Совета по сохранению культурного наследия при Правительстве Санкт-Петербурга, член рабочей группы Совета.


    А. Г. Леонтьев, первый заместитель председателя КГИОП, член Совета по сохранению культурного наследия при Правительстве Санкт-Петербурга, член рабочей группы Совета.

    Решение весьма странное. Во-первых, незаконно надстроенная мансарда – это не утраченный объект. Ради возвращения зданию исторического облика КГИОП обязан был добиваться демонтажа незаконно возведённой надстройки и это стало бы самым безболезненным и дешёвым способом восстановления исторического облика здания. А во-вторых… И вот тут, читатель, начинается, пожалуй, самое любопытное.

    В нашем распоряжении среди прочих оказался документ, датированный августом 2009 года. Это «Акт приёмочной комиссии по приёмке в эксплуатацию законченным капитальным ремонтом объекта по адресу ул. Галерная, д. 54 литера А (Наб. Адмиралтейского кан.,  д. 29) реконструкция чердака (мансарды), расположенного над квартирами 8 и 10». В списке подписавших Акт о приёмке в эксплуатацию «уродливой мансарды, обезобразившей облик здания» под № 9 значится … ведущий специалист КГИОП И.А. Орлова, её подпись скреплена круглой печатью учреждения. Что теперь прикажете думать по поводу заявлений членов рабочей группы С. Макарова, А. Леонтьева и Р. Даянова в отношении лицевого корпус дома, якобы незаконно надстроенного без согласования КГИОПауродливой мансардой, обезобразившей его облик?






    Но и это не всё. В пункте № 3 Акта разработчиком проектно-сметной документации на мансарду  указано … ООО «Архитектурное бюро «Литейная часть 91», владельцем и бессменным директором которого является член рабочей группы господин … Р. Даянов, который неустанно печётся о сохранении облика исторического центра Санкт-Петербурга и потому является членом всяческих советов и рабочих групп и т.д. и т.п. 

    Факт подготовки проекта мансарды ООО «Архитектурное бюро «Литейная часть 91» и лично Р. М. Даяновым подтвердил в 2004 году главный архитектор Санкт-Петербурга А. П. Викторов.




    Теперь результаты голосования и мотивы голосовавших за снятие «Дома Л. Штиглица» с охраны становятся понятнее: где много рассуждают о приспособлении и использовании культурного наследия, там скорее всего что-то хотят заработать.

    В завершении несколько последних мазков к этой исторической картине маслом. В пункте № 2 упомянутого Акта указано, что возведение мансарды было осуществлено на основании «инвестиционного договора» от 18 февраля 2000 года. В это время и вплоть до конца 2003 года председателем КГИОП был «воздержавшийся» при голосовании член рабочей группы Н. Явейн.

    Оба объекта - «Дом В. Г. Никонова»и «Дом Л. И. Штиглица (Запасной дворец вел. кн. Павла Александровича)» - состояли в списке выявленных объектов культурного наследия с 1970-х годов, то есть ещё с советских времён. Документальных подтверждений этому существует предостаточно. Так, в «Перечне зданий, состоящих на государственном учёте по списку вновь выявленных объектов, представляющих историческую, художественную, научную или иную культурную ценность и временно не подлежащих приватизации», являющемся приложением к Решению Президиума Санкт-Петербургского городского Совета народных депутатов от 29 декабря 1991 года № 445 «О перечне зданий-памятников истории и культуры», «Дом В. Г. Никонова»и «Дом Л. И. Штиглица (Запасной дворец вел. кн. Павла Александровича)» значатся по списку объектов Октябрьского района под номерами 154 и 157 соответственно. Но руководство и официальные представители КГИОП «на голубом глазу» продолжают твердить, что в Комитете этого списка не сохранилось и вообще его никогда не существовало в природе, поскольку, мол, до 2001 года в Санкт-Петербурге не существовало утверждённого списка выявленных объектов культурного наследия.

    Таким образом, и проект «уродливой мансарды» для «Дома Л. Штиглица» и её приёмка по Акту были сделаны КГИОП и архитектурным бюро Р. Даянова невзирая на то, что здание являлось выявленным объектом культурного наследия и находилось под охраной государства.

    Теперь Совету по сохранению культурного наследия придётся отреагировать на эту ситуацию и рассмотреть вопрос о создании независимой комиссии по доработке «Положения о рабочей группе», а также внести изменения в её персональный состав и в распределение полномочий, имея в виду, что возглавлять рабочую группу не должен чиновник КГИОП, а представительство КГИОП в рабочей группе с правом голоса целесообразно ограничить одним человеком.



    См. также: Как КГИОП «удочерил» рабочую группу Совета по культурному наследию
    См. также: Минкультуры: после реставраторов на очереди дело экспертов?




    0 0


    0 0

    30.jpg

    Возможно, самый старый из сохранившихся памятников русской архитектуры.
    Подробнее ...

    0 0


older | 1 | .... | 278 | 279 | (Page 280) | 281 | 282 | .... | 296 | newer